Вы здесь

Гастев

А. Гастев - Мы посягнули

Кончено! Довольно с нас песен благочестия!
Смело поднимем свой занавес. И пусть играет наша музыка.
Шеренги и толпы станков, подземные клокот огненной печи, подъемы и спуски нагруженных кранов, дыханье прикованных крепких цилиндров, рокоты газовых взрывов и мощь молчаливая пресса, - вот наши песни, религия, музыка.
Нам когда-то дали вместо хлеба молот и заставили работать. Нас мучили... Но, сжимая молот, мы назвали его другом, каждый удар прибавлял нам в мускулы железо, энергия стали проникала в душу, и мы, когда-то рабы,
теперь посягнули на мир!

41
-1
0
+1

А. Гастев – Выходи

А. Гастев – Выходи

 

В этот город — сто железных дорог. Мы высадимся сразу. На дома, на заводы, на колонны, Все соединим, вместе. Будет дом в три миллиона жителей. Наверху зажжем неистовый жертвенник: Факела, Урагано-печи, Прожекторо-пожары. П-пах. Сразу потушим. Ослепим материки… Трехмиллионный дом, утонувший во мраке, взорвем. И заорем в трещины и катакомбы: Выходи Железный. Выходи же бетонный. Высотой в версту. Нога его — броненосец. Ступня его — как Везувий. Глаза его — домны. Руки его — виадуки. Иди. И молча, Ни звука. Тяжеленными бродами. Прогуляйся по свету. Твой путь: Европа, Азия, Тихий океан, Америка. Шагай и топай средь ночи железом и камнем. Дойдешь до уступа, Это Атлантика. — Гаркни. Ошарашь их. Океаны залязгают, брызнут к звездам. Миссиссипи обнимется с Волгой. Гималаи ринутся на Кордильеры. — Расхохочись! Чтоб все деревья на земле встали дыбом и из холмов выросли горы. И не давай опомниться. Бери ее безвольную. Меси ее, как тесто.

149
-1
0
+1

А. Гастев – Чудеса работы

Он рушится, он падает… мир. В прошлое взглянем и кинем: «Отрицаю!» Миллионы взоров к будущему и громко, всем голосом: «Строю!» – Мы все на работе. Дадим людскую шеренгу в сто миль на кряжах Урала. Идемте стальной толпой по копям Уэльса. Грянем железный гимн под сводами заводов Рейна. Трансваальцы, на горы! Механики Чикаго, вы достроили чудовищный мост для канала. Пустите по нему поезд – мост заиграет, как арфа. А потом веселым маршем на сходку, на сходку мировую. На лучшую площадь Европы. Бежим, задыхаясь. И ударьте хором: «Люди, гудки, клокочите, печи, пойте, каменные дамбы!» – Отставить. Учитесь прерывать свой гомон во мгновенье. И кверху же руки, механики-рабочие. – На полюсе созданы стропила. Выше гор. Там волшебники… Летом на полюсе нет ночей, черные стропила в синем свете играют, как призраки, ходят за небом и встают черным миражем над раскаленной Сахарой. Сильнее… Сильней по стропилам. Ломим. Дымим. Закаляем. – Это дома. Дом на дом, колонна на колонну, ворота на ворота. Выше неба, до звезд. – Это шахты. – До лавы, до самого жаркого безумия земли… роем. – Княжеский город… Толпы дворцов… – Снести их немедленно. По нашим планам здесь проходит аллея с вишневыми садами по бокам… Через всю Европу. Прогулка через материк будет недурна для уставших. – Там болота. – Нам не до шуток: разрыть их, осушить, поставить домны, осветить леса. – Что за странность? Тут нелепая насыпь, железная дорога. Подать ее верст на сто. Но тише – священная минута: надеваем рабочие блузы. Гудим враз на весь мир. И заносим удары мгновенно. По убогим мастерским везде ли, везде ли заложен динамит? – Взрывайте бесстрашно. Хороните вместе с ними тухлые города без дыма и грохота. А потом собирайте все лучшие чудовища-заводы, бурлящие домны, смелые мосты, вызывающие краны, необъятные корпуса, собирайте их на каменный, на железный митинг. И в тысячу верст длины. В сто верст ширины. Скандально громадный сверхколосс. Построим завод. Его постройка – мировой радостный конгресс работников. Он сам ошеломлен собой. Вот он, он вырос, он построен. Он в дыму: горячий и родной смрад его подземного сердца уже дурманит миллионы. Целые тысячи выбегают из мастерских смотреть на центральные крыши. Беса. Беса силы и напора мы хотим. Наивная молодежь, раззадоренная песнями труда, хотела спорта работников. Крыша рухнула. Из глубины кузниц вставали налитые работой серые бетоны, грузно задрожали, и весь живой миллион завода наполнили трепетом мускулов. – Шатунов, шатунов нам! – немедленно переменила фронт молодежь. – Стальных! Мы хотим отдаться этим мгновеньям. – Силы и подъема. В воздухе пронесся гигант – коленчатый вал, и с ним яркие, налитые синеватой кровью, шатуны. Они взбесились и каленым шепотом заполнили своды, двери и туннели завода. Толпа застыла, а потом враз закричала, безумствуя: – Всё! И нажим, И удар, И подъем – Все людское отдаем как награду, как приз, как душу… Вам, Шатуны. Толпа прибывала. Торжество почувствовали, почувствовали даже мастерские с тяжелой, горячей работой. – Страсти. Безудержной страсти. Не святоши же мы, черт возьми. С края толпы поднялся чумазый, потный дядя и хриплым голосом закричал толпе: – Как раз я делегат оттуда. Часть публики засмеялась. Это были чудаки-чернорабочие, работавшие на переносках внутри двора. – Не грохочи. Сюда. Идите! Ворота сталелитейных мастерских с ревом раскрылись и уплыли. Плавильные и калильные печи ревели, как сказочные псы-великаны. Нефть сгорала во рту изрыгающих февок, и рвалась в наполненные пламенем печи, и, казалось, жрала сама себя. Мастер махнул рукой, жерло печи раскрылось, масса шарахнулась от жары и света. Она не смотрела, мучилась, билась в жарких снопах воздушной лавы. В адском шуме нельзя говорить, но мускулы лиц мгновенно сыграли одни и те же слова у всей громады: «Сжечь – расплавить – донять – победить». – Молитвы! Молитвы! – закричала исступленная толпа и торжественным хором направилась в просторные и чудесно высокие котельные мастерские. По дороге толпы были встречены нигилистами-проповедниками: – Неужели вы снова поверили в бога? – Чепуха; мы новые идолопоклонники, мы хотели поклоняться и воспевать созданное нами. Входили в котельные мастерские. Шум людского рассыпного разговора под черными сводами – тысяча ударов по железным струнам. Потушили все фонари, кроме двух верхних. И сразу – тихо. Мрачная торжественность колонны. Черные распластанные тени. Встревоженные строгие швеллера и балки. Ни слова команды, ни звука призыва. Толпа склонилась перед холодным городом железа. И были слезы. И была радость.

 

1918

204
-1
0
+1

А. Гастев – Мы растём из железа

Смотрите! - Я стою среди них: станков, молотков, вагранок и горн и среди сотни товарищей. Вверху железный кованный простор. По сторонам идут балки и угольники. Они поднимаются на десять сажен. Загибаются справа и слева. Соединяются стропилами в куполах и, как плечи великана, держат всю железную постройку. Они стремительны, они размашисты, они сильны. Они требуют еще большей силы. Гляжу на них и выпрямляюсь. В жилы льется новая железная кровь. Я вырос еще. У меня самого вырастают стальные плечи и безмерно сильные руки. Я слился с железом постройки. Поднялся. Выпираю плечами стропила, верхние балки, крышу. Ноги мои еще на земле, но голова выше здания. Я еще задыхаюсь от этих нечеловеческих усилий, а уже кричу: -Слова прошу, товарищи, слова! Железное эхо покрыло мои слова, вся постройка дрожит нетерпением. А я поднялся еще выше, я уже наравне с трубами. И не рассказ, не речь, а только одно, мое железное, я прокричу: "Победим мы!"

236
-1
0
+1

А. Гастев – Гудки

Когда гудят утренние гудки на рабочих окраинах, это вовсе не призыв к неволе. Это песня будущего.

 

Мы когда-то работали в убогих мастерских и начинали работать по утрам в разное время.

 

А теперь утром, в восемь часов, кричат гудки для целого миллиона. Теперь мы минута в минуту начинаем вместе.

 

Целый миллион берет молот в одно и то же мгновение.

 

Первые ваши удары гремят вместе.

 

О чем же воют гудки?

 

Это утренний гимн единства!

257
-1
0
+1

А.. Гастев – Эти дни

А.. Гастев – Эти дни

Эти дни все ходил я по залитой солнцем столице.

Мне хотелось найти дорогие слова, мне хотелось смотреть дорогие места, мне хотелось услышать родные напевы.

Пролетала игра шаловливой волны. И к реке побежал я широкой. Думал блеском скорей огневым переливы поймать, переслушать и мечте своей милой доверить прибой говорливой свободной волны.

Но гудела отчаянным горем толпа.

На плотах, на челнах шевелились багры,

окунулись в волнах водолазы.

С мостовых перестроек сорвались леса,

и бригаду рабочих сожрала река,

схоронила в холодных глубинах.

Кто-то плакал, молился, с низов запевали прощальные песни…

Тихий плач разражался в рыданье, мольба разбивалась в безверье.

Поднималося по небу дивное солнце, но вставал и взвивался прокованный склепанный мост, закрывал от работников солнце.

А по мосту плавно, размеренным шагом тянулись беспечные пары; гуляли, катили на быстрых моторах тузы. Бинокли, лорнеты сверкали в руках, все гадали по резвым красивым волнам: чья пройдет, чья возьмет на сегодняшних скачках.

Я рванулся тогда в наш рабочий квартал, рассказать я хотел, что видал под мостом, на мосту.

 Но раздался шальной оглушительный взрыв: прорвались, понеслись и вонзились в соседние стройки каменья.

Дорогих и родных сыновей и отцов не узнать, их останков в могилу никак не собрать.

И как будто рабочий квартал целиком застонал, весь окутался дымом печали.

Собралась, загудела, как гневное море, толпа, и к сверкавшим вдали золотым переливам дворцов закричали: за что?

А по городу дико неслись лихачи с седоками к развратнице-бирже.

– Падение ценностей! Взрыв на заводе! – ехидно кричали дельцы.

– Наши акции в гору идут, ситуация твердая. Эй, покупайте, – задыхались в игре конкуренты.

Ну, проклясть бы, пронзить тебя словом несказанным, жгучим, расплавленным, проданный золоту мир!

 1913

257
-1
0
+1

Примат! Мы из тебя сделаем нового человека! | Технокоммунистический клуб Импульс

 

Товарищ Робот рассказывает о принципе идеологии Технокоммунизма "Новый человек" 

Принцип №17: Новый человек 

Человек - не венец творения, эволюция продолжается. Мы стремимся к усовершенствованию человека с помощью научных знаний, например с помощью киборгизации или биотехнологий. Но эти усовершенствования не нужны как самоцель, это - очередное проявление закона усложнения форм и приобретения лучших инструментов для освоения окружающей действительности. 

А что ты думаешь о Киборгизации и Биотехнологиях?

Группа "Технокоммунизм" Вконтакте: https://vk.com/impulse_tech

Технокоммунистический канал на Youtube: https://www.youtube.com/channel/UC8pnkO8jiAdDah-rKvucgjw?sub_confirmation=1

Программные статьи Технокоммунистического клуба "Импульс": http://impulse-tech.su/articles

Принципы идеологии технокоммунизма: http://impulse-tech.su/articles/principy-ideologii-tehnokommunizma

Беседы о Технокоммунизме в Telegram (Внимание! Народ там всякий, это открытый чат, и не все разделяют наши взгляды):  https://telegram.me/joinchat/C39LMQhQVieKQ3kKqA_Akw

Вступай в наш клуб, давай строить наше общее будущее вместе! Ссылка на форму для вступления: 
http://impulse-tech.su/join

670
-1
0
+1

Киборгизация? Чипирование? Отвечаем! | Технокоммунистический клуб "Импульс"

 

 

 

Товарищ Наташа отвечает на вопрос "как технокоммунисты являющиеся марксистами относятся к концепции трансгуманизма и постепенной киборгизации человечества как вида?"  от Сергея Кузтмина

Группа "Технокоммунизм" Вконтакте: https://vk.com/impulse_tech

Технокоммунистический канал на Youtube: https://www.youtube.com/channel/UC8pnkO8jiAdDah-rKvucgjw?sub_confirmation=1

Программные статьи Технокоммунистического клуба "Импульс": http://impulse-tech.su/articles

Принципы идеологии технокоммунизма: http://impulse-tech.su/articles/principy-ideologii-tehnokommunizma

Беседы о Технокоммунизме в Telegram (Внимание! Народ там всякий, это открытый чат, и не все разделяют наши взгляды):  https://telegram.me/joinchat/C39LMQhQVieKQ3kKqA_Akw

Вступай в наш клуб, давай строить наше общее будущее вместе! Ссылка на форму для вступления: 
http://impulse-tech.su/join

686
-1
+1
+1

А. К. Гастев - Поэзия рабочего удара

Мощный сборник рассказов и стихотворений А. К Гастева, пролетарского поэта, революционера и директора Центрального Института Труда. Здесь в романтической форме преподносится человеческий труд и дело его рук. Человек показан как подлинный творец, объединенный как с орудиями, которыми он меняет реальность, так и со своими творениями в единый живой организм. Пролетарий для Гастева - не просто работник, не просто человек со своими проблемами, а частица стремительно движущегося вперед и меняющего реальность класса. Машины для него - не просто мертвые механизмы, а неотъемлемый инструмент творения и Революции. Пролетариат, взяв на вооружение машины, в своей организованности и силе уподобился им. Но этим дело не закончится, вечное стремление вперед, к развитию - свойство всего живого. Развитие человечества бесконечно и не будет ограничено ни Землей, ни нашей Вселенной. Вперед, только вперед!

"Умерло мое вчера, несется мое сегодня, и уже бьются огни моего завтра.

Не жаль детства, нет тоски о юности, а только - вдаль.

Я живу не годы.

Я живу сотни, тысячи лет.

Я живу с сотворения мира.

И я буду жить еще миллионы лет.

И бегу моему не будет предела."

(Моя жизнь)

871
-1
0
+1

Раскол трансгуманизма на технофашизм и технокоммунизм

Глобальное капиталистическое общество пребывает в депрессии. Планы фантастов по освоению космоса, строительству подводных городов и победе над смертью тихо уходят на задний план. Широкие народные массы больше не верят в то, что когда - нибудь на Марсе зацветут яблони. Единственным центром кристаллизации надежд людей на светлое будущее становится трансгуманизм. Трансгуманизм - философская концепция, а также международное движение, поддерживающие использование достижений науки и технологии для улучшения умственных и физических возможностей человека.

Вопрос состоит в том, каким будет это будущее? Международное трансгуманистическое движение уже сейчас является очень неоднородным. В нем наметился заметный раскол на технофашистов и технокоммунистов. Технофашисты желают  использовать достижения научного прогресса для того, чтобы модернизировать себя и увековечить своё господство над народными массами, которые лишены доступа к высоким технологиям. Их идеал - это иерархически устроенное общество, разделённое на бессмертных высокоразвитых существ и бесправных примитивных рабов, обслуживающих их гедонистические интересы.

Технокоммунисты - непримиримые идеологические противники технофашистов. Именно предшественники коммунистов - утопические социалисты Томас Мор, Томмазо Кампанелла, Сен-Симон впервые заговорили о необходимости создания Нового человека. После прихода к власти, большевики заговорили о том же самом - необходимости создания Нового человека для коммунистического общества. Об этом говорили такие известные большевики как А. Богданов и А. Луначарский. Настоящим советским предшественником технокоммунизма можно считать А. Гастева, основателя Центрального института труда (ЦИТ). А. Гастев раньше любых трансгуманистов заговорил о киборгизации человека. Он считал, что необходимо «механизировать» человека, сблизить его с машиной с целью повышения эффективности трудовых процессов. Технокоммунисты являются продолжателями начинаний большевиков, которые было невозможно реализовать из-за недостаточного уровня развития технологий. Но они желают использовать достижения научного прогресса для того, чтобы сделать лучше жизнь каждого человека, живущего на нашей планете. Их идеал - общество, основанное на равенстве в правах и самоуправлении снизу, где труд каждого является почетным делом. Они знают, что только с помощью высоких технологий человечество наконец-то сможет сделать скачок из царства необходимости в царство свободы, как и предсказывал Ф. Энгельс.

Только от нас зависит наше будущее. Будет ли наше будущее иметь крупные проекты, великого Человека, которому доступны технологии, чтобы менять миры и  улучшать себя. Или мы получим торжество гордыни, лени и невежества, когда кучка упырей получит непроходимое преимущество над глупыми массами, сможет распоряжаться ими по своему усмотрению и сидеть в таком положении чуть менее чем вечно. Или быть может мы вообще скатимся в новое средневековье?

У нас есть вопросы к существующему на данный момент трансгуманистическому движению, особенно к его технофашистской части. Но наша критика ведется с позиций технокоммунистов, для которых прогресс - это величайшая ценность.

К сожалению, критика трансгуманизма в обществе ведётся сейчас в основном с консервативных позиций. Радикально настроенные христиане, мусульмане и буддисты критикуют и технофашистов и технокоммунистов одновременно, объединяя их всех под одним названием. Тем самым они осознанно становятся на позиции врагов технического прогресса, а значит и врагов человечества.

Мы - технокоммунисты. Мы непоколебимо убеждены в том, что достижения науки и техники должны быть использованы на благо всего человечества. Мы боремся и будем бороться впредь и с технофашистами, предавшими гуманистические идеалы, и с мракобесами, призывающими человечество вернуться в средневековье.

5565
-1
0
+1
Подписка на RSS - Гастев