Вы здесь

буржуазия

С Днем международной солидарности трудящихся!

“С праздником 1 мая!” - говорит сегодня каждый второй житель нашей необъятной страны. “С праздником весны” - поздравляют они друг друга, радуются выпавшим дополнительным выходным и солнечным денькам. Редкий левый активист возразит и скажет “Не с праздником весны, а с праздником весны и труда!”, после чего пойдет вместе со всеми развлекаться.

    Мы же считаем, что лучше вообще не праздновать, чем делать это так. Забыта истинная суть праздника, забыты основы, на которых он строился. Забыт смысл.

    Что такое первое мая? День Международной солидарности трудящихся в борьбе за свои права. Его отмечают как памятную дату, 1 мая 1886 года - день расстрела рабочих, выступавших за восьмичасовой рабочий день, в Соединенных Штатах Америки. После этих событий и введения восьмичасового рабочего дня, демонстрации первого мая стали носить характер борьбы за рабочее дело. Часто их разгоняли, с жертвами среди участников. Многие отдавали свои жизни за возможность выйти на демонстрацию солидарности трудящихся.

    Чем был праздник для граждан Советского Союза? После Великой Октябрьской Социалистической Революции борьба за права трудящихся вышла на новый уровень. Впервый частная собственность на средства производства была устранена в отдельно взятом государстве. Это было великое достижение для всех борцов за рабочее дело. Было что праздновать, и они праздновали! На первомайские демонстрации в Советской России стали выходить не под пули и удары полицейскими дубинками а как на праздник! С детьми, целыми семьями, с улыбками на лицах. Это был настоящий праздник труда и побед освобожденного рабочего класса. Коллективы и целые предприятия демонстрировали свои достижения. Работники машиностроительных заводов везли на первомайскую демонстрацию последнюю модель своего автомобиля. Сотрудники сельхозпредприятий делали целые выставки из своей продукции, гордились тем что они создают.

    После прихода Хрущева праздник постепенно начал приобретать современные очертания. Во-первых его посещение стало обязательным, руководители на предприятиях должны были следить, чтобы их подчиненные пришли вовремя. Смысл праздника постепенно утрачивался, и из дня Международной солидарности трудящихся он постепенно превращался в “Праздник весны и труда”. Основной лозунг в это время “Мир! Труд! Май!”. В позднесоветские годы первомайские демонстрации сопровождались массовым употреблением алкоголя, концертами “отечественной эстрады” и прочими атрибутами “развитого социализма”. Плавно мы переходим к празднованию первого мая в капиталистической России.

    После бесславной сдачи всех завоеваний трудового народа, стыдно праздновать, но они умудряются это делать. По какой-то извращенной логике день борьбы трудящихся за свои права в разлагающейся от капиталистического влияния стране стал еще более праздничным. Нарочито веселым и гротескно счастливым. Из “праздника весны и труда”,  он окончательно стал “праздником весны”, просто выходным, который дает возможность открыть дачный сезон, съездить на природу пожарить шашлыки, или выпить с друзьями в парке. Каким-то невообразимым образом капиталистическая система переварила этот праздник, и встроила его в свой календарь.

    Как же так получилось? Можно четко проследить, как с течением времени выветрилась сама основа праздника - труд. Пока он считается чем-то презренным и недостойным, люди не могут понять настоящий смысл праздника. Но настоящее место труда в этом мире указал еще Карл Маркс. Исходя из его работ - это целесообразная предметная деятельность человека, всеобщим содержанием которой выступает преобразование вещества природы для удовлетворения потребностей человека, а также развитие в процессе труда самого человека. Без труда не только останавливается преобразование внешнего мира, но и сам человек скатывается в деградацию. Его становление было фундаментальным процессом выделения человека из животного мира, образования современного биологического типа человека и человека в качестве общественного существа.

Международная солидарность трудящихся - не просто акция поддержки товарищам на всем земном шаре, а нечто гораздо большее - празднование единства всего трудового народа, всех тех достижений, которые дает коллективный созидательный труд. Именно это - настоящий двигатель прогресса человечества, изменяющий страны и континенты, открывающий ворота в будущее. И такова наша солидарность - трудового народа, меняющего этот мир.

Демонстрации 1 мая в разные годы:

10-20-е годы:

50-е годы:

60-70-80-е годы:

90-е годы:

2000-е годы:

139
-1
0
+1

В.Дикхут - "Реставрация капитализма в СССР" - ( 1971—1988 )

Книга В.Дикхута "Реставрация капитализма в СССР" имеет большое значение для понимания того, что экономический и социальный распад бывшего СССР и его "неоколониальной зоны влияния" не стал, несмотря на уверения всех буржуазных СМИ, "концом социализма". Это был всего лишь распад части империалистической мировой системы, которую до того характеризовало соперничество двух супердержав США и СССР. Развалился бюрократический государственно-монополистический капитализм нового типа, который возник после XX Съезда КПСС в феврале 1956 года в результате постепенной реставрации капитализма в СССР. XX Съезд КПСС обозначил приход к власти мелкобуржуазной переродившейся бюрократии, которая незаметно смогла развиться в партийном, государственном и экономическом аппаратах СССР. Это было наиболее значительным поражением, которое революционное рабочее движение испытало за последнее столетие. В результате произошел раскол международного марксистско-ленинского и рабочего движений…

Наиболее известен Дикхут своим исследованием реставрации капитализма в Советском Союзе, которую он относит к концу 1950-х — 1960-м годам. Его книга «Die Restauration des Kapitalismus in der Sowjetunion» вышла несколькими частями в 1971—1988 годах. На русский язык она была переведена О. Торбасовым и вышла в России в 2004 году.

694
-1
0
+1

Бо Силай: история борьбы парторга Чунцина за возвращение Китая на социалистический путь развития

Китайская Народная Республика занимает второе место в мире по объёму Валового Внутреннего Продукта. Несмотря на глобальный финансовый кризис, начавшийся в 2008 году, экономика Поднебесной продолжает расти и в ближайшей исторической перспективе станет мощнее экономики Соединённых Штатов Америки. К сожалению, плодами бурного экономического роста в Китае пользуются только дети рыночных реформ Дэн Сяопина, новоиспечённые буржуа - владельцы фабрик, банков и торговых центров. Половина всех национальных богатств сконцентрировалась в руках пяти процентов населения ещё в далёком 2000 году. С тех пор гигантское социальное расслоение только усугублялось: богатые стремительно богатели в то время как материальное положение бедных лишь незначительно улучшалось. Ныне работающим на буржуа рядовым китайцам живётся плохо. Широкие народные массы не имеют доступа к качественному образованию и медицинскому обслуживанию ибо они полностью коммерциализированы. С течением времени китайское общество всё отчётливее разделяется на меньшинство, выигравшее от рыночных реформ и проигравшее большинство, обречённое бездушным рынком на жалкое, полунищенское существование. Это положение вещей в корне несправедливо и мириться с ним готовы далеко не все.

На излёте первого десятилетия двадцать первого века в борьбу с коммунистами - перерожденцами, наследниками идей Дэна Сяопина, всупил в открытое идеологическое противостояние Бо Силай, придерживающийся левых взглядов. В искренней приверженности Бо коммунистическим идеалам нет ничего удивительного: в молодости он был хунвейбином - членом молодёжной организации, созданной Мао Цзедуном для борьбы с угрозой капиталистической реставрации в стране. В 2007 году, Силай, по собственному желанию, ушёл с поста министра торговли и стал главой партийной организации провинциального промышленного центра - города Чунцина. Журналисты предрекали “Красному Бо” быстрый провал на новом месте работы, но этого не случилось. Став парторгом Чунцина сын легендарного китайского революционера, Бо Ибо, жёстко раскритиковал антигуманную рыночную экономику и заявил о намерении создать особую чунцинскую модель развития, основанную на творческом переосмыслении и развитии Идей Мао Цзедуна. Закипела работа. Чунцинские промышленные предприятия, приватизированные много лет назад, были возвращены в муниципальную собственность, развернулось масштабное строительство бесплатного жилья, с местного телевидения исчезли надоедливые рекламы. За считанные месяцы Чунцин превратился в самый благополучный в социальном плане, и к тому же бурно развивающийся город Китая. Чунцинская модель развития была создана и продемонстрировала свою эффективность.

После перехода Китайской Народной Республики от плановой экономики к рыночной экономике криминал расцвёл пышным цветом. Чем это обусловлено не трудно понять: так называемые “воры в законе” получили возможность на законных основания владеть крупной собственностью и вступили в тесное взаимодействие с государственными органами. Так родились влиятельные мафиозные кланы, ставшие настоящей головной болью для граждан и правоохранительных органов Китайской Народной Республики. Никакие жёсткие меры не могли обуздать распоясавшийся криминал. В обществе начало даже бытовать мнение, что мафия непобедима. Бо Силай грамотно подошёл к решению этой проблемы в подшефном городе. Национализировав приватизированные ранее объекты собственности он выбил из под мафиозных структур экономическую базу, сделал и тем самым более уязвимыми и уже после этого нанёс по ним мощный репрессивный удар. Полиция Чунцина разгромила 11 из 12 промышляющих в провинции триад, за решётку отправилось более трёх тысяч коррумпированных чиновников высокого ранга. В декабре 2009 года Бо Силай был признан в Китае человеком года и, прочно опираясь на народную поддержку, запустил реализацию культурной программы “Воспевай красное”. В Чунцине с тех пор стали ежемесячно проходить среди детей и взрослых конкурсы революционных песен эпохи Китайской Революции. На смену низкокачественным сериалам о любви пришли ретро фильмы о героической революционной борьбе китайского пролетариата с отечественной буржуазией и японскими интервентами. 

Энергичная и плодотворная деятельность Бо Силая на посту парторга Чунцина вызвала острую неприязнь у членов господствующей в стране правой фракции Коммунистической Партии Китая. Главным публичным противником Бо стал Ван Ян - глава партийной организации приморской провинции Гуадун. Ван ЯН признавал социально - экономически успехи работы Бо Силая, но при этом призывал его: “Не нарушать партийного консенсуса, принятого в эпоху Дэна Яэопина по вопросу о необходимости перехода от плановой экономики к социалистической рыночной экономике”. Парторг Чунцина игнорировал эти призывы и продолжал бороться за возвращение Китая на социалистические рельсы развития. Выступая в апреле 2012 на съезде Всекитайского Собрания Народных Представителей он сделал следующее заявление: “Если мы строим общество, в котором одни баснословно богаты, а другие прозябают в нищите, значит, мы ничем не отличаемся от капиталистов и давно уже смирились с идеологическим поражением в борьбе с Западом.” Это был эффектный бросок перчатки, прямой вызов всей правой фракции Коммунистической Партии Китая, предавшей коммунистические идеалы много лет назад. Бо был уверен в том, что опираясь на народную поддержку сумеет победить, а именно займёт пост председателя КПК и осуществит левый разворот во внутренней политике. К сожалению, он проиграл. Его оппоненты оказались сильнее. В июне 2012 года Бо Силай был смещён с поста парторга Чунцина и обвинён в коррупции. Ирония судьбы: человека, беспощадно и эффективно боровшегося с коррупцией на протяжении нескольких лет, назвали казнокрадом. Основаниями для обвинения Бо Силая в коррупции стали признательные показания шефа полиции Чунцина, сделанные в американском посольстве. Американский след в истории с арестом красного Бо не случаен. Коммунисты - перерожденцы из правой фракции КПК вступили в союз с американскими олигархическими кругами и вместе разыграли унизительный спектакль с арестом бунтующего парторга. И те и другие оказались в выигрыше: наследники Дэна Сяопина сохранили статус кво в Китае, американские олигархи избежали появления на карте мира социалистической сверхдержавы. Как говорится: “Ничего личного, просто бизнес”.

21 сентября 2013 года состоялось закрытое судебное заседание, на котором Бо Силая приговорили к пожизненному тюремному заключению. Многочисленные демонстрации в его поддержку были беспощадно разогнаны полицией. Бо Силай проиграл и угодил за решётку, но тем не менее выполнил очень важную миссию - своей искренней борьбой за идеалы социальной справедливости пробудил от спячки дремлющих левых интеллектуалов, находящихся на обочине политической жизни Китайской Народной Республики. Эти интеллектуалы устыдились своей бездеятельности и включились в борьбу. Ныне в Китае активно работает создано ими массовое общественное движение “Больше социализма”, выступающее за переход от рыночной экономики к плановой через промежуточную чунцинскую модель. По местным социальным сетям гулет популярная песня песня, написанная рабочим Ли Лэем в день ареста “Красного Бо”: “Ты борец со злом, товарищ. Этот драгоценный титул даровал тебе народ. Ты решителен в борьбе с коррупционерами, справедлив и честен. С тобой мы можем рассчитывать на лучшее будущее для своих детей. Китаю нужны десятки тысяч таких героев как ты!”. Бо Силай терпеливо ждёт своего триумфального возвращения из тюрьмы и перехода Китайской Народной Республики на социалистические рельсы развития. Высока вероятность того, что он этого дождётся, ведь его личная популярность и, что самое главное, популярность левых идей в китайском обществе стремительно растёт. Красный дракон пробуждается от золотого капиталистического сна и начинает вспоминать то, что он красный. Красный, а не звёздно - полосатый.

2683
-1
+1
+1
Аватар пользователя DARK CITY_beta

Бо Силай: история борьбы парторга Чунцина за возвращение Китая на социалистический путь развития.

Китайская Народная Республика занимает второе место в мире по объёму Валового Внутреннего Продукта. Несмотря на глобальный финансовый кризис, начавшийся в 2008 году, экономика Поднебесной продолжает расти и в ближайшей исторической перспективе станет мощнее экономики Соединённых Штатов Америки. К сожалению, плодами бурного экономического роста в Китае пользуются только дети рыночных реформ Дэн Сяопина, новоиспечённые буржуа - владельцы фабрик, банков и торговых центров. Половина всех национальных богатств сконцентрировалась в руках пяти процентов населения ещё в далёком 2000 году. С тех пор гигантское социальное расслоение только усугублялось: богатые стремительно богатели в то время как материальное положение бедных лишь незначительно улучшалось. Ныне работающим на буржуа рядовым китайцам живётся плохо. Широкие народные массы не имеют доступа к качественному образованию и медицинскому обслуживанию ибо они полностью коммерциализированы. С течением времени китайское общество всё отчётливее разделяется на меньшинство, выигравшее от рыночных реформ и проигравшее большинство, обречённое бездушным рынком на жалкое, полунищенское существование. Это положение вещей в корне несправедливо и мириться с ним готовы далеко не все.

393
-1
0
+1
Аватар пользователя DARK CITY_beta

Да здравствует День международной солидарности трудящихся!

День международной солидарности трудящихся ежегодно отмечается в ста сорока двух странах мира. К сожалению, после распада Советского Союза многие граждане России забыли истинный смысл этого праздника и считают его просто праздником весны, лишённым какого либо политического подтекста. Это в корне неправильно ибо День международной солидарности трудящихся изначально имел сугубо политический, а не какой либо иной смысл. Для того чтобы убедиться в этом нужно совершить небольшой экскурс в историю.

В середине девятнадцатого века экономика Соединённых Штатов Америки, строилась на основе эксплуатации человека человеком. Владельцы средств производства, буржуа, обогащались за счёт использования недооплачиваемого труда наёмных работников - пролетариев. Буржуа жили припеваючи: практически не работали, обучались в элитных частных школах и путешествовали по свету. А что - же пролетарии? Пролетарии работали по двенадцать часов в сутки, жили в грязных бараках и практически не имели доступа к образованию и медицинской помощи. Изнурительный труд миллионов людей являлся механизмом обогащения узкой группы лиц. Ничтожное меньшинство граждан США утопало в роскоши только потому, что большинство прозябало в нищете. Такова была суровая объективная реальность.

274
-1
0
+1

Да здравствует День международной солидарности трудящихся!

День международной солидарности трудящихся ежегодно отмечается в ста сорока двух странах мира. К сожалению, после распада Советского Союза многие граждане России забыли истинный смысл этого праздника и считают его просто праздником весны, лишённым какого либо политического подтекста. Это в корне неправильно ибо День международной солидарности трудящихся изначально имел сугубо политический, а не какой либо иной смысл. Для того чтобы убедиться в этом нужно совершить небольшой экскурс в историю.

В середине девятнадцатого века экономика Соединённых Штатов Америки, строилась на основе эксплуатации человека человеком. Владельцы средств производства, буржуа, обогащались за счёт использования недооплачиваемого труда наёмных работников - пролетариев. Буржуа жили припеваючи: практически не работали, обучались в элитных частных школах и путешествовали по свету. А что - же пролетарии? Пролетарии работали по двенадцать часов в сутки, жили в грязных бараках и практически не имели доступа к образованию и медицинской помощи. Изнурительный труд миллионов людей являлся механизмом обогащения узкой группы лиц. Ничтожное меньшинство граждан США утопало в роскоши только потому, что большинство прозябало в нищете. Такова была суровая объективная реальность.

Первого мая 1886 года чикагские рабочие объявили общенациональную забастовку и потребовали:

1. Введения восьмичасового рабочего дня.

2. Запрета труда несовершеннолетних на опасных производствах.

3. Легализации деятельности профсоюзов.

К забастовке подключилось триста пятьдесят тысяч человек. Правительство проигнорировало требования бастующих После окончания первомайской забастовки на одном из завдов Чикаго было уволено полторы тясячи человек. На следующий день разгневанные товарищи уволенных объявили новую забастовку. Через два дня на завод прибыла группа шрейхбрехеров и была встречена протестным митингом у проходной. Полицейские, сопровождающие штрейкбрехеров, не раздумывая открыли огонь по митингующим. Кровь рабочих окропила асфальт. 

Хладнокровный расстрел митингующих всколыхнул мегаполис. Активисты анархического движения расклеили по всему городу листовки, призывающие граждан собраться на площади Хеймаркет и выразить протест против полицейского террора. Четвёртого мая на вышеуказанной площади собрался гигантский митинг, окружённый со всех сторон полицейскими кордонами. В десять часов вечера из толпы вылетела самодельная бомба и убила одного из стражей правопорядка. В ответ полицейские открыли огонь из ружей. Ими было убито пятьдесят человек и более двух сотен ранено. Среди пострадавших и погибших оказались женщины и дети. На следующее утро полицейские разгромили все рабочие клубы и арестовали шестьсот человек. Арестованные подверглись бесчеловечным пыткам. Итогом карательной операции влстей США стал арест восмерых руководителей анархического движения, а именно: Августа Списа, Альберта Парсона, Адольфа Фишера, Джорджа Энгела, Луиса Лингга, Михаэля Шваба, Самуэля Филдена и Оскара Неебе. Суд признал их виновными в кровавом инциденте на площади Хейдмаркет, сославшись на то, что террорист действовал под впечатлением от их экстремистских речей. Списа, Фишера, Энгела и Парсонса после этого повесили. Лингг покончил с собой в следственном изоляторе не желая сдаваться на милость своих врагов. Филдена, Нееба и Швабу сослали на каторгу. В 1989 году все осуждённые ранее лидеры анархистов были оправданы и признаны невиновными. Пятеро посмертно. Основанием для оправдания осуждённых стало признание властей в том, что бомбу, убившую полицейского на площади Хейдмаркет, бросил полицейский агент.

В память о трагических событиях в Чикаго первый парижский конгресс Второго Интернационала в июле 1889 года принял решение о проведении ежегодных демонстраций первого мая. Таким образом был официально учреждён День международной солидарности трудящихся, праздник, со слезами на глазах и кулаками, сжатыми от ярости.

Со времён кровавых событий в Чикакого прошло уже более ста тридцати лет, но мир, к сожалению, не сильно изменился. Экономики подавляющего большинства стран мира, как и два века назад, строятся на основе антигуманной эксплуатации человека человеком. Да, в некоторых частях земного шара буржуа стали платить своим наёмным работникам за труд больше, но во - первых далеко не везде, а во - вторых, они не перестали считать их людьми второго сорта. Социальные и политические права рабочих, прописанные в конституциях стран Запада и Востока, на деле практически не соблюдаются. Так называемые демократические режимы являются на самом деле буржуазными диктатурами, не проявляющими своей кровавой репрессивной сущности только до тех пор, пока народные массы ведут себя пассивно и не протестуют против них.

Только самоотверженная, солидарная борьба трудящихся всего мира за справедливое переустройство жестокого капиталистического общества может положить начало рождению нового глобального общества, в котором не будет места унизительной эксплуатации человека человеком. Празднование Дня солидарности трудящихся должна не расхолаживать народные массы, а мобилизовывать их на борьбу за светлое будущее. Мы, активисты технокоммунистического клуба “Импульс”, будем делать всё возможное для того, чтобы впредь так и было. Мы объявляем мобилизацию пролетариата на борьбу с глобальной диктатурой буржуазии. Да здравствует борьба! Да здравствует День международной солидарности трудящихся! Да здравствует грядущая победа!

217
-1
0
+1

О природе буржуазной реакции (часть 3)

4. Контрреволюция

С возникновением революционной ситуации всё больше буржуазных групп переходят на сторону реакции, а во время революции и, тем более, после взятия пролетариатом политической власти на её сторону переходит весь класс буржуазии. Буржуазия объединяется единым фронтом против революции, стремится любыми способами вернуть утерянное господство. После революции буржуазия лишается внутренних трений, различные буржуазные группировки больше не воюют между собой, они действуют сообща против главного их врага — революции. Всё общество становится расколото на два непримиримых лагеря — сторонников революции(пролетариата) и противников её (буржуазии). Чем дальше и успешней происходят революционные преобразования, тем острее и беспощадней становится борьба между этими классами.

В истории неоднократно бывали случаи, когда реакционный класс возвращал себе утраченное господство. Возврат власти реакционному классу называется контрреволюцией. Цель любой контрреволюции — реставрация отживших производственных отношений, предшествовавших революции, то есть, реставрация предыдущего общественно-политического строя.

Следует не забывать, что революция — это период самой решительной, вооружённой борьбы между классами в тот момент, когда «низы» уже достаточно сильны для открытой борьбы, а «верхи» недостаточно сильны, чтобы удерживать власть без открытого противостояния. Тем не менее, контрреволюция возможна до тех пор, пока реакционный класс не будет разгромлен полностью, а революционный класс не закрепит окончательно свои позиции резким и существенным подъёмом производительных сил. Контрреволюция совершается тогда, когда реакционный и теряющий своё господство класс всё ещё достаточно силён, чтобы вернуть себе утраченное господство, а класс революционный достаточно силён, чтобы захватить господство, но недостаточно силён, чтобы его удержать.

Контрреволюция — не редкость в истории. Наоборот, сравнительно редко бывало так, чтобы революция не сопровождалась результативными попытками вернуть утраченное господство и даже реставрировать старые производственные отношения и порядки. Но если мы будем рассматривать буржуазные революции, то увидим, что следовавшие за ними контрреволюции только лишь возвращали реакционному классу утерянное господство, однако фактически не возвращали отжившие феодальные производственные отношения. Революционные преобразования в обществе были настолько глубоки, что вернуть их вспять было уже невозможно, и в итоге реакционный класс задерживался у власти недолго, что, в конце концов, приводило к полной и окончательной победе революции.

Отсюда возникает вопрос, когда же буржуазия успела произвести настолько глубокие революционные преобразования, когда успела настолько развить производительные силы, что реставрировать старые отношения стало практически невозможно? Ответ кроется в самой сущности феодального и капиталистического строя. И рабовладельческий, и феодальный, и капиталистический строй построены на эксплуатации. Они не противоречат один другому кардинально, а потому феодальные отношения вполне могут постепенно развиваться при рабовладельчестве, а капиталистические отношения — при феодализме. Именно при феодализме развивались новые производительные силы капиталистического строя: машинное и цеховое производство, станки и оборудование, научные открытия и изобретения. И лишь только тогда, когда старые производственные отношения стали противоречить выросшим производительным силам, тогда, когда господство феодалов стало тормозом дальнейшего их развития, тогда и происходила революция.

Совсем другое дело — революция социалистическая. Она представляет собой не только смену общественно-политического строя, но смену всего общественного порядка, переход от эксплуататорского общества к обществу без классов и любой формы угнетения. Важнейшая из её задач — ликвидация частной собственности на средства производства, присущей всем эксплуататорским экономическим системам — не может вырастать из частнокапиталистических отношений. Напротив, пролетариату необходимо классовое господство именно для того, чтобы разрушить старые отношения, построенные на частной собственности, а вместо них установить общественную собственность на средства производства и плановую организацию хозяйственной деятельности. Политическое господство пролетариата закрепляется образованием государства диктатуры пролетариата, с помощью которого осуществляются эти революционные преобразования. Таким образом, пролетариат завоёвывает политическое господство именно с целью дальнейших революционных преобразований, результатом которых должен быть осуществлён существенный подъём уровня производительных сил общества. Однако на начальном этапе социалистических преобразований этот уровень ещё достаточно низок, и хотя он достаточно сильно превышает уровень производительных сил капитализма, эта разница не настолько велика, чтобы пресечь всякую возможность реставрации капиталистических отношений путём контрреволюции, поскольку для этого необходимо не только преобразование экономических отношений, но и самого общественного сознания человека. Человека, способного создать принципиально новые производительные силы — производительные силы коммунистического общества. Как показывает исторический опыт, процесс формирования такого сознания требует длительного времени и не может быть осуществлён, пока не будет уничтожен не только класс буржуазии, но и любые экономические предпосылки к его возрождению.

Именно потому что социалистические революционные преобразования настолько кардинальны, буржуазная контрреволюция не может ограничиться одним только классовым господством, которое без разрушения новых производительных сил, созданных при социализме, практически невозможно. Разрушение производительных сил — вот задача буржуазной контрреволюции. Это установление рынка вместо плана, это приватизация общественной собственности и установление частной собственности на средства производства, это деиндустриализация и ликвидация мощнейших производственных предприятий и т.д. Контрреволюция проникает во все сферы общественной жизни — от политики и до личной жизни каждого отдельного человека. Её цель — лишить пролетариат не только экономической базы, не только политического господства, но и разрушить его коллективное, общественное сознание. Борьба между классами — это, в первую очередь, борьба идеологическая. И буржуазия делает в этом направлении настолько серьёзные действия, что готова вытравить из сознания людей даже всякую мысль о понимании революции и коммунизма. Успехи буржуазии в этой области очевидны — пролетариат разрознён и отброшен назад. Успехи в экономике также поразительны — уровень производительных сил упал настолько, как будто произошла опустошительная война, в политике тоже картина печальна: безраздельное властвование олигархии, пролетариат лишён своего передового авангарда — коммунистической партии.

Однако, как показывает исторический опыт, любая контрреволюция всё равно оканчивается полной победой революции. Объективные законы развития общества остановить невозможно, как невозможно остановить историю. Победа контрреволюции возможна лишь в отдельных странах, но не во всём обществе, при этом на её осуществление тратится гораздо больше капиталистических ресурсов, чем получается в результате. Буржуазная контрреволюция — это отчаянная попытка буржуазии удержать капиталистические отношения. А раз их приходится удерживать с такими огромными затратами, используя для этого все силы капиталистического мира, то свидетельствует это только об одном: окончательная мировая социалистическая революция близится, и она неизбежна.

Александр Пятигор

420
-1
0
+1

О природе буржуазной реакции (часть 2)

2. Консерватизм

Современный капитализм устроен иерархически. Постоянно конкурирующие между собой группировки буржуазии распределяют между собой сферы влияния. Капиталист, потерпевший поражение в конкурентной борьбе, рискует потерять свою долю рынка, опуститься вниз, в конце концов, обанкротиться. Банкротство для капиталиста равнозначно смерти. Напротив, увеличение капитала поднимает шансы «выжить» в конкурентной борьбе. Чем крупнее капитал, тем меньше издержки производства и тем легче «подмять» конкурентов, завоевать и удержать рынок. В конце концов, только наиболее крупный капитал позволяет влиять на власть. Господствующий класс буржуазии всячески стремится сохранить и укрепить своё господство, а также существующий общественно-политический строй, позволяющий вести капиталистический способ производства, тем самым грабя и эксплуатируя пролетариат. Если хорошо обратить внимание, то можно заметить, что всё капиталистическое государство устроено так, чтобы это господство сохранять. Государство при капиталистическом строе — инструмент для сохранения господства буржуазии. Буржуазия применяет всю мощь государства для сохранения своего господства, часто не брезгуя даже самыми гнусными способами. Основными методами, которые применяет буржуазия для того, чтобы «оставить всё как есть», являются:

  • финансирование: к этому методу буржуазия прибегает чаще, чем к законодательным методам «прямого действия», финансируя те институты власти и те программы, которые нужны для удержания власти и всё большего закабаления пролетариата, часто прикрываясь словами о экономической необходимости, в результате пролетариат экономически вынуждается к бездействию и безропотной сдаче себя в эксплуатацию;
  • принуждение: законодательно-насильственный метод, право буржуазии на эксплуатацию и угнетение пролетариата закрепляется законодательно (в законе об этом зачастую указывается косвенно, тем не менее, суть остаётся той же), изданные законы приводятся в исполнение местными институтами власти, в случае неповиновения идут в ход принудительно-насильственные органы — полиция, тюрьмы и др.;
  • идеологический: от традиционализма до либерализма;
  • пропагандистский: в ход идут СМИ, буржуазные историки, писатели, политологи и другие представители буржуазной интеллигенции, которую кормит власть;
  • религиозный: существование церкви, которая, с одной стороны служит для того, чтобы несознательные рабочие «отводили душу», то есть поменьше участвовали в общественной жизни, психологически разгружались, уводя свой естественный гнев, тем самым обезоруживая себя, а с другой стороны — одно из средств сбора дани (пожертвований) для расширения всё той же церковной организации, кроме того, церковь распространяет обывательский религиозный традиционализм в обществе, в том числе в семейной жизни пролетариата.

Наученная горьким опытом СССР, буржуазия использует против пролетариата, можно так сказать, фиктивность организаций. Организации, ранее служившие пролетариату в качестве оружия против буржуазии, теперь служат самой буржуазии, что выражается в их существовании по форме, но не по содержанию: это «профсоюзы», которые не являются профсоюзами, это «советы», которые не являются советами, это «компартии», которые не являются компартиями и т.д. Буржуазия взяла под свой контроль форму этих образований, легализовав их, экономически и политически обезоружив пролетариат, остальные же, нелегальные организации, объявляются незаконными и в итоге подавляются.

Кроме того, государственная власть принадлежит наиболее влиятельной группировке буржуазии, которая используя своё политическое господство, применяет эту власть в своей борьбе против конкурентов, находящихся ниже по своему положению и стремящихся занять её место. Наиболее страдающими от этого становятся мелкие товаропроизводители, которые, не выдержав конкуренции, опускаются в ряды пролетариата.

Буржуазия не может сохранять своё господство, не увеличивая капитал и не расширяя производство. Стремясь оставаться на вершине, буржуазия вынуждена совершенствовать средства производства, развивать производительные силы, то есть, двигать производство вперёд, тем самым вырывая его из-под себя. Капиталистический способ производства становится непомерно узким для самого производства — это выражается в постоянных и тяжёлых экономических кризисах, то есть кризисах перепроизводства. Чтобы удержать падение цен, буржуазия вынуждена уничтожать часть производительных сил, с большим трудом созданных ранее, то есть, она противоестественным образом тормозит развитие производства. Стараясь снизить цену рабочей силы, буржуазия увеличивает размер армии безработных, работающих же эксплуатирует с двойной силой. Рост численности пролетариата и его недовольство своим положением — вот, к чему в итоге приводят такие меры. Таким образом, чем больше буржуазия стремится сохранить своё господство, тем быстрее она его теряет. Буржуазия стала тормозом развития производства, чтобы сохранить себя как класс, но, с другой стороны, она не может оставаться буржуазией, не развивая производство. В этом заключается главное противоречие буржуазного консерватизма.

Консерватизм — это стремление остановить непрерывный природный процесс, остановить развитие. Но история движется вперёд, происходят изменения в обществе, а вместе с ним изменяется и сам консерватизм. Весь исторический процесс требует, чтобы буржуазия ушла с общественной арены, уступив господство пролетариату, перестала быть буржуазией. Однако отчаянное стремление буржуазии сохранить своё господство любыми способами, её грубый консерватизм роет под ней могилу, вынуждая пролетариат свергнуть господство буржуазии решительным вооружённым путём.

3. Реакция

Объективный мир не стоит на месте, он постоянно изменяется, движется, совершенствуется. Это физический, природный процесс, и остановить движущую силу истории невозможно. А потому буржуазия, как бы активно она не сопротивлялась, как бы рьяно не отстаивала свои интересы, распространяя буржуазный консерватизм во все сферы общества, всё равно своё господство теряет. Поначалу его теряют самые слабые слои буржуазии, побеждённые конкуренцией. По мере развития империализма, всё меньше становится численность господствующего слоя буржуазии и всё больше побеждённых монополиями буржуа теряют это господство. Побеждённые, утратившие своё монопольное господство над обществом или ещё не утратившие, но осознающие приближение этой утраты слои буржуазии объединяются с целью вернуть утраченное господство или противостоять этой утрате, вернув состояние общества в первоначальное. Стремление буржуазии к «возврату того, что было» — есть консерватизм в квадрате. Примечательно, что вернуть устройство общества каждый слой буржуазии старается именно к тому состоянию, в котором общество находилось именно в момент господства этого слоя. Мелкая буржуазия старается вернуть полуфеодальные отношения мелких производителей, средняя — домонополистические отношения «свободной конкуренции», и так далее. Господствующая группировка буржуазии поддерживает стремление реакционных сил к реставрации, потому как это стремление временно тормозит развитие антикапиталистических настроений пролетариата, оттягивает и продлевает её господство. Чем ниже положение неконкурентоспособных буржуазных слоёв, тем более активно они противостоят господствующей буржуазии (олигархии). Тем не менее, они при этом стараются двигать историю назад, что абсурдно по своей сути. Буржуазное сознание, которое не может исчезнуть резко и сразу, не позволяет ей перейти на сторону пролетариата, принять его революционную сущность, а потому буржуазия противоречит сама себе: она желает, чтобы господство буржуазии прекратилось, но при этом чтобы оставалось. Чтобы были «и волки сыты и овцы целы». Стараясь привести капитализм к более «цивилизованной» форме, то есть, к состоянию свободной конкуренции, мелкие буржуа не понимают, что продуктом этой самой «цивилизованной конкуренции» как раз и был современный капитализм с его монополистическими особенностями.

Методы реакционной части общества стары как мир и конечно же буржуазны по сути. Этим фактом активно пользуется правящая верхушка господствующей, консервативной буржуазии, поскольку методы реакционной части буржуазии не сильно отличаются. Либерализм здесь вырастает в фундаментализм, национализм — в нацизм, религиозность — в клерикализацию, фиктивность — в оппортунизм. Последний заслуживает отдельного рассмотрения.

В конце XIX века буржуазия уже не могла бороться против революционного марксизма: его научность была очевидна, актуальность доказана, марксизм был признан многими прогрессивно мыслящими интеллектуалами. Поэтому борьба буржуазии против обличающего и критикующего её марксизма, который стал угрозой всему капиталистическому строю, стала иной — скрытой, коварной и наиболее опасной. Буржуа решили подорвать марксизм изнутри, исказить его, выхолостив из него революционную суть. Буржуазия не привыкла делать что-либо своими руками — достаточно профинансировать нужных людей, и дело идёт в ход. Так из представителей мелкобуржуазной интеллигенции возникли оппортунисты — «теоретики» марксизма, истолковующие марксизм именно в том направлении, которое нужно буржуа — контрреволюционном. Однако марксизм — пролетарское, революционное учение, а потому его невозможно истолковать в целях буржуазии, если не заниматься откровенной фальсификацией и лживой подменой определений. Именно против оппортунистов было направлено большинство трудов Ленина, большевики поставили себе задачу выявить, разоблачить и искоренить оппортунистов, очистив марксизм и раскрыв в простой, доступной каждому пролетарию форме, его революционность.

Современная ситуация среди «левых» теоретиков и пропагандистов намного схожа с теми временами — большинство из них явные оппортунисты, прикрывающие свои буржуазные интересы под маской красивых слов о социализме, коммунизме и т.д. Но слова говорят одно, а смысл их в устах оппортуниста обозначает совершенно другое. И пролетарию, достаточно хорошо разбирающемуся в марксизме, не составит труда выявить буржуазную суть этих слов. Все современные «левые» официальные партии являются оппортунистическими, финансируются буржуазией или сами по себе являются буржуазными либо мелкобуржуазными, поскольку своей легальностью ставят себя под правящую верхушку, милостиво согласившуюся «подмять под себя» (то есть, легализовать) эти партии. Все они занимаются либо экономизмом, либо политиканством, пользуясь поддержкой малосознательных рабочих. Различные оппортунистические партии и течения ведут между собой достаточно сильную теоретическую борьбу, однако при ближайшем рассмотрении видно, что методы их борьбы — пустая демагогия, к марксизму имеющая лишь косвенное отношение, а вся борьба — лишь конкуренция между этими партиями за умы обывателей.

Основная слабость реакционных сил в том, что они могут бороться только лишь против субъективных предпосылок к революции. Любые попытки бороться против объективных её причин тщетны и бесполезны, а потому любая победа реакции является временной, объективная ситуация порождает новые революционные силы быстрее, чем реакционные силы успевают против них бороться.

Александр Пятигор

572
-1
+1
+1

О природе буржуазной реакции (часть 1)

Введение

ХХ век ознаменовался выходом на международную арену класса пролетариата. Порождённому самим капиталом, этому же классу предстоит и уничтожить капитал, а также совершить переломный переход — от эксплуататорского общества к обществу социальной справедливости. Закаляясь в условиях непримиримой классовой борьбы, пролетариат готовится выполнить свою задачу.

Чувствуя неизбежность своей гибели, капиталисты всячески стремятся подорвать готовность пролетариата к революции, разоружить его фактически и идеологически. Чего стоит только одно высказывание, будто пролетариат потерпел окончательное поражение вместе с крахом Советского Союза? Высказывание, что классовая борьба ушла на второй план, а на первом — борьба национальная (иначе: вражда между нациями)? Националисты, оппортунисты, ревизионисты и другие буржуазные и мелкобуржуазные идеологи неустанно твердят, что историческая миссия пролетариата провалилась, тем самым лживо выдвигая себя на первый план. Но скажите, кому предстоит свергнуть существующий общественно-политический строй, как не пролетариату? Разве не он больше всех угнетается буржуазией? Разве не он производит средства производства и орудия труда, присваивая которые затем и эксплуатирует его буржуазия? Разве не он изготовляет резиновые ПР, которыми в итоге бьёт пролетариев полиция, служащая буржуазии? Разве не он производит все материальные блага, которые мы привыкли использовать в повседневной жизни, включая газопровод и электричество, компьютеры и интернет, спутники и радиостанции, хлеб и сахар, возводит дома и небоскрёбы, строит виллы и дачи олигархам? Стоит пролетариату массово прекратить свою рабскую работу, как остановятся заводы, фабрики, стройки, обанкротятся банки, разрушатся торгово-рыночные механизмы и весь уклад капиталистического общества. Даже дураку очевидно, что именно пролетариат держит в руках ключ к свержению господства капитала и установлению нового общественного строя, в котором нет места эксплуатации, гнёту и насилию.

Так почему же тогда господство рабовладельцев не сменило господство рабов, а сменило господство феодалов? Почему же господство феодалов не сменило господство крестьян, а сменило господство буржуазии? Пока угнетаемые классы этих эпох не производили достаточно большого прибавочного продукта, его можно было насильственно присваивать. Однако рост производительных сил привёл к тому, что эксплуататорский класс более не может удержать в руках прибавочный продукт, который в условиях капитализма стал чрезвычайно огромен. Развитие науки и техники, философской мысли и культуры приводит к формированию учения об освобождении эксплуатируемых, которое не могли выработать прежние общества. Буржуазия теряет власть над собственным капиталом, который не может унести из-за непомерной тяжести. Производительность труда стала настолько высокой, что держать этот труд в узде больше не представляется возможным. Капиталисты используют все силы, чтобы удержать власть над человеческим трудом, вплоть до применения оружия. Однако ход истории ей не удержать. Мы стоим на пороге социалистической революции, целью которой является переход от эксплуататорского общества к обществу трудящихся, от классового общества к бесклассовому, путём не реформирования, а уничтожения частной собственности, которая стала тормозом развития общества. Буржуазия, непомерно увеличивая свой капитал, накапливает настолько антагонистические противоречия, что разрушает почву, на которой стоит: подавляет и разлагает эксплуататорские классы, в том числе и сама себя. Пролетариат — единственный класс, развиваемый капитализмом. Крах Советского Союза — большой урок для революционного пролетариата, который, несомненно, вынесет из этого урока выводы, что ещё сильнее приблизит его к полной и окончательной победе. Пролетариат неуклонно идёт навстречу революции, и каждый шаг его всё громче. Да здравствует пролетариат, да здравствует социалистическая революция!

1. Немного о революции

Революция — это не просто смена политической власти или системы управления государством, как в сегодняшнее время представляют себе многие обыватели. Некоторые из них слышали о борьбе за смену общественно-политического строя, но мало кто знает, что изменение общественного строя неразрывно связано с уровнем развития производительных сил. Производительные силы — это средства производства в совокупности с людьми, приводящими эти средства производства в действие. Развитие производительных сил характеризуется общественным разделением труда, совершенствованием средств труда, а также степенью развития производственных навыков и научных знаний. С развитием производительных сил, параллельно научно-техническому прогрессу, растёт производительность труда в масштабах общества. Подчиняя себе природные процессы, усложняя, механизируя и автоматизируя производство, человечество постепенно увеличивает производительность труда, а вместе с ним и уровень производительных сил. Несмотря на всю свою сложность и многообразие, уровень производительных сил можно определить, исходя из производительности труда. Производительность труда можно выразить количеством продукта, произведённого одним рабочим за единицу времени:

Пр.т. = Кол.п./t

Капиталист может увеличить производительность труда рабочего, заставив его работать интенсивнее. Однако это не увеличит производительной силы самого труда, так как в этом случае рабочий будет быстрее расходовать свою рабочую силу. Производительную силу труда отдельного рабочего (производительность при учёте интенсивности) можно выразить соотношением:

Пр.с.т. = Кол.п./t*Инт.т.

Таким образом, мы видим, что производительная сила труда есть количественное соотношение, независящее от интенсивности труда, то есть, производительная сила труда — это отдача, результативность труда по отношению к затратам времени и интенсивности. Однако, это различие в масштабах общественного производства не имеет существенного значения. Во-первых, потому что у каждого рабочего есть предел своих физических возможностей, длительное время рабочий не может работать на этом пределе, и его производительность падает. Во-вторых, более интенсивно работающий рабочий требует большего времени и больших затрат на воспроизводство своих сил. И наконец, в-третьих, современное производство не настолько зависит от производительной силы труда рабочего, сколько от эффективности самого технологического процесса. Производительность труда в масштабах общества растёт лишь при внедрении в производство научно-технических новшеств, совершенствования и усложнения средств производства. Рост производительности труда позволяет снизить интенсивность труда при том же количестве выпускаемой продукции. Однако капиталист, стремящийся любыми способами снизить затраты на производство, в случае увеличения производительности труда в два раза готов уволить половину рабочих, а остальных заставить работать с двойной интенсивностью. В результате рост производительности труда, который по логике вещей должен облегчить труд рабочих, ещё сильнее закабаляет их. То есть, при капиталистическом способе производства растёт не благосостояние рабочего класса, а прибавочная стоимость, которую присваивает капиталист, превращая его в капитал.

По мере внедрения научно-технических новшеств в мире, совершенствования средств производства, капиталисты вынуждены развивать производительные силы, дабы не терять конкурентоспособности и всё дальше увеличивать капитал. Однако это приводит к всё большему разрыву в благосостоянии между пролетариатом и буржуазией. И чем больше этот разрыв, тем сильнее недовольство пролетариата существующим строем и тем труднее господствующему классу буржуазии удержать под контролем выросший до невообразимых размеров капитал, вступающий в противоречие с самим способом производства, выражающееся в постоянных кризисах перепроизводства, происходящих всё чаще и всё тяжелее. В конечном итоге недовольство пролетариата господством буржуазии превысит способность буржуазии это господство удерживать, что выльется в качественный скачок — революцию, целью которой является смена общественного способа производства, а значит и смена общественного строя, первоначальным этапом которой является свержение господствующего класса частных собственников — буржуазии.

Если обратиться к истории, то можно заметить, что такие качественные изменения происходили при каждой смене общественного строя. Развитие производительных сил при рабовладельческом строе привело к тому, что значительно увеличились территории земель, которые можно было обрабатывать тем же количеством работников, что и раньше, рабовладельцы были уже не в состоянии удержать производительные силы, и они вырвались из их власти, перейдя к феодалам. Феодалы же не смогли удержать производительные силы, уровень развития которых повысился с внедрением механизации производства, ДВС и электроэнергии. Современное же развитие производительных сил, связанное с атомной энергией, автоматизацией, информатизацией и роботизацией производства, приведёт к тому, что буржуазия также потеряет свой контроль над ними, и её место займёт тот, кто непосредственно приводит средства производства в действие, — пролетариат.

Отсюда видно, что развитие производительных сил есть эволюционное количественное развитие, а революция — скачкообразный переход количества в качество. Эволюция и революция — две взаимно дополняющих себя формы развития общества: в то время как эволюция есть развитие количественное, то революция — качественное. Эволюция подготавливает условия для революции, революция же завершает эволюцию и даёт начало новому эволюционному этапу. Уровень развития производительных сил определяет масштабы производства, а вместе с ними — форму производственных отношений. Производственные отношения, в свою очередь, влияют на структуру общества, политические и культурные его особенности. Один общественно-политический строй отличается от другого не только количественно, то есть уровнем развития производительных сил, а ещё и качественно: способом производства и устройством общества. Таким образом, переход из одного общественного строя в другой может произойти только лишь в результате качественного скачкообразного перехода — революции.

Качественный революционный переход из одного общественного строя в другой возможен лишь тогда, когда количественная составляющая (общественная производительность труда) превысит необходимую меру (то есть, то предельное количественное значение, при котором старый строй ещё сохраняется). Приближение к этому предельному значению называется революционной ситуацией. Причиной тому является назревающий конфликт между производительными силами, которые растут, и производственными отношениями, которые остаются прежними. Революционная ситуация определяется рядом объективных и субъективных признаков.

Объективные признаки революционной ситуации:

  1. «верхи не могут жить по-старому»: невозможность господствующего класса сохранять в неизменном виде своё господство;

  2. «низы не хотят жить по-старому»: резкое обострение нужд и бедствий угнетённых классов;

  3. значительное повышение активности масс, привлекаемых кризисной обстановкой к историческому выступлению.

Далеко не всякая революционная ситуация приводит к революции. Для её возникновения, помимо объективных изменений, необходим субъективный фактор: способность революционного класса на массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить старое правительство. Такую способность революционный класс может иметь лишь тогда, когда он достаточно сильно организован — наличие организующей, ведущей революционной партии пролетариата является условием этой организованности.

Революционной ситуации предшествуют:

  • сильный, стремительно увеличивающийся разрыв в уровне жизни между господствующим и угнетённым классами;

  • экономическая и политическая нестабильность, всяческие трения и конфликты между различными группами господствующего класса;

  • уменьшение численности, так называемого «среднего класса», его разложение в пользу двух противоборствующих классов: господствующего и угнетаемого.

  • повышение политической сознательности угнетённых масс, возникновение революционных настроений и формирование революционных организаций.

Отличие революционной политической организации от других политических организаций на рубеже эпохи эксплуататорского общества (эксплуататорское общество сменяется обществом господства трудящихся) заключается в постоянной защите интересов угнетённого эксплуатируемого класса, в отсутствии преследования всяких других интересов, кроме общих со всем рабочим классом в целом, в стремлении привести рабочий класс к господству, в поддержке необходимого для восстания рабочего класса всеобщего вооружения пролетариата.

Завоевание социальным классом политического господства не является конечной целью революции. Политическая власть необходима социальному классу лишь постольку, поскольку она позволяет ему коренным образом изменить производственные отношения в экономике. То есть, прежде чем изменить производственные отношения, которые являются главной составляющей общественно-политического строя, необходимо завоевать политическое господство. Грубо говоря, суть производственных отношений заключается в том, какой класс производит продукт труда и какой присваивает. Продукт производства всегда присваивается господствующим классом. Рабовладельческий строй: рабы производят, рабовладельцы присваивают; феодальный строй: крестьяне производят, феодалы присваивают; капиталистический строй: пролетариат производит, буржуазия присваивает. Таков принцип эксплуататорского общества. Социалистическая революция отличается от всех остальных социальных революций тем, что впервые в истории общества устанавливает один и тот же господствующий класс — пролетариат — и производящим, и присваивающим, тем самым вынуждает переходить всех представителей остальных классов в ряды пролетариата и уничтожает всякую эксплуатацию.

Александр Пятигор

350
-1
0
+1
Подписка на RSS - буржуазия