Вы здесь

базис

Марксизм в изменяющемся мире. Соотношение базиса и надстройки - позиция классического марксизма

Марксизм в изменяющемся мире. Соотношение базиса и надстройки - позиция классического марксизма

 

В марксизме есть основные понятия, с помощью которых в дальнейшем рассматриваются общественные процессы. Такими понятиями являются "базис" и "надстройка".

 

Базис - это совокупность экономических отношений, то есть производительных сил и производственных отношений на данном этапе развития общества.

 

Надстройка - это совокупность государственных, правовых институтов, научных и технологических знаний, а также форм общественного сознания: идеологии, религии, культуры.

 

В классическом марксизме соотношение между базисом и надстройкой задается совершенно однозначно: базис первичен, надстройка вторична.

 

«В общественном производстве своей жизни люди вступают в определённые, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определённой ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определённые формы общественного сознания» К. Маркс. К критике политической экономии.

 

Таким образом, базис обуславливает надстройку общества, которая является его следствием. Революция как таковая происходит именно из-за конфликта на уровне базиса: производительные силы в своем развитии опережают производственные отношения, что порождает неразрешимое противоречие.

 

«На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или — что является только юридическим выражением последних — с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке. При рассмотрении таких переворотов необходимо всегда отличать материальный, с естественнонаучной точностью констатируемый, переворот в экономических условиях производства от юридических, политических, религиозных, художественных или философских, короче — от идеологических форм, в которых люди сознают этот конфликт и борются за его разрешение» К. Маркс. К критике политической экономии.

 

Товарищи, вы согласны с позицией классического марксизма по соотношению базиса и надстройки? Что думаете по этому поводу?

294
-1
0
+1
Аватар пользователя admin

О крипте

Криптовалюты стремительно ворвались в нашу жизнь. Возможно, сейчас мало кто их использует, и всё-же они очень сильно меняют экономический ландшафт. Количество и качество изменений нарастает.  Сегодня уже невозможно прекратить все финансовые потоки организации просто от ключица её от банковской системы, появляется возможность переводить огромное количество средств между экономическими субъектами, игнорируя традиционную банковскую систему. Появляются дефляционные активы, вроде Биткоина, делающего невозможным плавное инфляционное обесценивание валют. Кто захочет, чтобы его активы подешевели, когда можно закинуть их в то, что постоянно растёт? Это приносит огромный вал изменений в обществе. Какие изменения произойдут благодаря развитию криптовалют? Будет это шагом к социализму или закрепит капитализм? А может дефляционный актив и вовсе толкнет нас в новое средневековье, подтачивая основы капитализма? 

Что вы думаете по этому поводу?

367
-1
0
+1

Цитата Фридрих Энгельс

Согласно материалистическому пониманию истории в историческом процессе определяющим моментом в конечном счете является производство и воспроизводство действительной жизни. Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали. Если же кто-нибудь искажает это положение в том смысле, что экономический момент является будто единственно определяющим моментом, то он превращает это утверждение в ничего не говорящую, абстрактную, бессмысленную фразу. Экономическое положение — это базис, но на ход исторической борьбы также оказывают влияние и во многих случаях определяют преимущественно форму ее различные моменты надстройки: политические формы классовой борьбы и ее результаты - государственный строй, установленный победившим классом после выигранного сражения, и т.п., правовые формы и даже отражение всех этих действительных битв в мозгу .участников, политические, юридические, философские теории, религиозные воззрения и их дальнейшее развитие в систему догм. Существует взаимодействие всех этих моментов, в котором экономическое движение как необходимое в конечном счете прокладывает себе дорогу сквозь бесконечное множество случайностей (то есть вещей и событий, внутренняя связь которых настолько отдалена или настолько трудно доказуема, что мы можем пренебречь ею, считать, что ее не существует). В противном случае применять теорию к любому историческому периоду было бы легче, чем решать простое уравнение первой степени.

Мы делаем нашу историю сами, но, во-первых, мы делаем ее при весьма определенных предпосылках и условиях. Среди них экономические являются в конечном счете решающими. Но и политические и т.п. условия, даже традиции, живущие в головах людей, играют известную роль, хотя и не решающую. Прусское государство возникло и развивалось также благодаря историческим и в конечном счете экономическим причинам. Но едва ли можно, не сделавшись педантом, утверждать, что среди множества мелких государств Северной Германии именно Бранденбург был предназначен для роли великой державы, в которой воплотились экономические, языковые, а со времени Реформации и религиозные различия между Севером и Югом, и что это было предопределено только экономической необходимостью, а другие моменты не оказывали также влияния (прежде всего то обстоятельство, что Бранденбург благодаря обладанию Пруссией был втянут в польские дела и через это в международные политические отношения, которые явились решающими также и при образовании владений Австрийского дома). Едва ли удастся кому-нибудь, не сделавшись посмешищем, объяснить экономически существование каждого маленького немецкого государства в прошлом и в настоящее время или происхождение верхненемецкого передвижения согласных, превратившего географическое разделение, образованное горной цепью от Судет до Таунуса, в настоящую трещину, проходящую через всю Германию.

Во-вторых, история делается таким образом, что конечный результат всегда получается от столкновения множества отдельных воль, причем каждая из этих воль становится тем, что она есть, опять-таки благодаря массе особых жизненных обстоятельств. Таким образом, имеется бесконечное количество перекрещивающихся сил, бесконечная группа параллелограммов сил, и из этого перекрещивания выходит одна равнодействующая — историческое событие. Этот результат можно опять-таки рассматривать как продукт одной силы, действующей как целое, бессознательно и безвольно. Ведь то, чего хочет один, встречает противодействие со стороны всякого другого, и в конечном результате появляется нечто такое, чего никто не хотел. Таким образом, история, как она шла до сих пор, протекает подобно природному процессу и подчинена, в сущности, тем же самым законам движения. Но из того обстоятельства, что воли отдельных людей, каждый из которых хочет того, к чему его влечет физическая конституция и внешние, в конечном счете экономические, обстоятельства (или его собственные, личные, или общесоциальные), что эти воли достигают не того, чего они хотят, но сливаются в нечто среднее, в одну общую равнодействующую,- из этого все же не следует заключать, что эти воли равны нулю. Наоборот, каждая воля участвует в равнодействующей и постольку включена в нее.

Далее, я прошу Вас изучать эту теорию по первоисточникам, а не из вторых рук, — право же, это гораздо легче. Маркс не написал ничего, в чем бы эта теория не играла роли. В особенности великолепным образцом ее применения является “18 брюмера Луи Бонапарта”. Точно так же множество указаний есть и в “Капитале”. Затем я вправе, пожалуй, указать на мои сочинения: “Переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом” и “Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии”, в которых я дал самое подробное, насколько мне известно, изложение исторического материализма из всех существующих.

Маркс и я отчасти сами виноваты в том, что молодежь иногда придает больше значения экономической стороне, чем это следует. Нам приходилось, возражая нашим противникам, подчеркивать главный принцип, который они отвергали, и не всегда находилось время, место и возможность отдавать должное остальным моментам, участвующим во взаимодействии. Но как только дело доходило до анализа какого-либо исторического периода, то есть до практического применения, дело менялось, и тут уже не могло быть никакой ошибки. К сожалению, сплошь и рядом полагают, что новую теорию вполне поняли и могут ее применять сейчас же, как только усвоены основные положения, да и то не всегда правильно. И в этом я могу упрекнуть многих из новых “марксистов”; ведь благодаря этому также возникала удивительная путаница... 

Ф. Энгельс, Письмо Й. Блоху 21 сентября 1890 

Источник: К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, издание 2-е, т.37, стр. 394-396

331
-1
0
+1
Подписка на RSS - базис