Вы здесь

О природе буржуазной реакции (часть 3)

4. Контрреволюция

С возникновением революционной ситуации всё больше буржуазных групп переходят на сторону реакции, а во время революции и, тем более, после взятия пролетариатом политической власти на её сторону переходит весь класс буржуазии. Буржуазия объединяется единым фронтом против революции, стремится любыми способами вернуть утерянное господство. После революции буржуазия лишается внутренних трений, различные буржуазные группировки больше не воюют между собой, они действуют сообща против главного их врага — революции. Всё общество становится расколото на два непримиримых лагеря — сторонников революции(пролетариата) и противников её (буржуазии). Чем дальше и успешней происходят революционные преобразования, тем острее и беспощадней становится борьба между этими классами.

В истории неоднократно бывали случаи, когда реакционный класс возвращал себе утраченное господство. Возврат власти реакционному классу называется контрреволюцией. Цель любой контрреволюции — реставрация отживших производственных отношений, предшествовавших революции, то есть, реставрация предыдущего общественно-политического строя.

Следует не забывать, что революция — это период самой решительной, вооружённой борьбы между классами в тот момент, когда «низы» уже достаточно сильны для открытой борьбы, а «верхи» недостаточно сильны, чтобы удерживать власть без открытого противостояния. Тем не менее, контрреволюция возможна до тех пор, пока реакционный класс не будет разгромлен полностью, а революционный класс не закрепит окончательно свои позиции резким и существенным подъёмом производительных сил. Контрреволюция совершается тогда, когда реакционный и теряющий своё господство класс всё ещё достаточно силён, чтобы вернуть себе утраченное господство, а класс революционный достаточно силён, чтобы захватить господство, но недостаточно силён, чтобы его удержать.

Контрреволюция — не редкость в истории. Наоборот, сравнительно редко бывало так, чтобы революция не сопровождалась результативными попытками вернуть утраченное господство и даже реставрировать старые производственные отношения и порядки. Но если мы будем рассматривать буржуазные революции, то увидим, что следовавшие за ними контрреволюции только лишь возвращали реакционному классу утерянное господство, однако фактически не возвращали отжившие феодальные производственные отношения. Революционные преобразования в обществе были настолько глубоки, что вернуть их вспять было уже невозможно, и в итоге реакционный класс задерживался у власти недолго, что, в конце концов, приводило к полной и окончательной победе революции.

Отсюда возникает вопрос, когда же буржуазия успела произвести настолько глубокие революционные преобразования, когда успела настолько развить производительные силы, что реставрировать старые отношения стало практически невозможно? Ответ кроется в самой сущности феодального и капиталистического строя. И рабовладельческий, и феодальный, и капиталистический строй построены на эксплуатации. Они не противоречат один другому кардинально, а потому феодальные отношения вполне могут постепенно развиваться при рабовладельчестве, а капиталистические отношения — при феодализме. Именно при феодализме развивались новые производительные силы капиталистического строя: машинное и цеховое производство, станки и оборудование, научные открытия и изобретения. И лишь только тогда, когда старые производственные отношения стали противоречить выросшим производительным силам, тогда, когда господство феодалов стало тормозом дальнейшего их развития, тогда и происходила революция.

Совсем другое дело — революция социалистическая. Она представляет собой не только смену общественно-политического строя, но смену всего общественного порядка, переход от эксплуататорского общества к обществу без классов и любой формы угнетения. Важнейшая из её задач — ликвидация частной собственности на средства производства, присущей всем эксплуататорским экономическим системам — не может вырастать из частнокапиталистических отношений. Напротив, пролетариату необходимо классовое господство именно для того, чтобы разрушить старые отношения, построенные на частной собственности, а вместо них установить общественную собственность на средства производства и плановую организацию хозяйственной деятельности. Политическое господство пролетариата закрепляется образованием государства диктатуры пролетариата, с помощью которого осуществляются эти революционные преобразования. Таким образом, пролетариат завоёвывает политическое господство именно с целью дальнейших революционных преобразований, результатом которых должен быть осуществлён существенный подъём уровня производительных сил общества. Однако на начальном этапе социалистических преобразований этот уровень ещё достаточно низок, и хотя он достаточно сильно превышает уровень производительных сил капитализма, эта разница не настолько велика, чтобы пресечь всякую возможность реставрации капиталистических отношений путём контрреволюции, поскольку для этого необходимо не только преобразование экономических отношений, но и самого общественного сознания человека. Человека, способного создать принципиально новые производительные силы — производительные силы коммунистического общества. Как показывает исторический опыт, процесс формирования такого сознания требует длительного времени и не может быть осуществлён, пока не будет уничтожен не только класс буржуазии, но и любые экономические предпосылки к его возрождению.

Именно потому что социалистические революционные преобразования настолько кардинальны, буржуазная контрреволюция не может ограничиться одним только классовым господством, которое без разрушения новых производительных сил, созданных при социализме, практически невозможно. Разрушение производительных сил — вот задача буржуазной контрреволюции. Это установление рынка вместо плана, это приватизация общественной собственности и установление частной собственности на средства производства, это деиндустриализация и ликвидация мощнейших производственных предприятий и т.д. Контрреволюция проникает во все сферы общественной жизни — от политики и до личной жизни каждого отдельного человека. Её цель — лишить пролетариат не только экономической базы, не только политического господства, но и разрушить его коллективное, общественное сознание. Борьба между классами — это, в первую очередь, борьба идеологическая. И буржуазия делает в этом направлении настолько серьёзные действия, что готова вытравить из сознания людей даже всякую мысль о понимании революции и коммунизма. Успехи буржуазии в этой области очевидны — пролетариат разрознён и отброшен назад. Успехи в экономике также поразительны — уровень производительных сил упал настолько, как будто произошла опустошительная война, в политике тоже картина печальна: безраздельное властвование олигархии, пролетариат лишён своего передового авангарда — коммунистической партии.

Однако, как показывает исторический опыт, любая контрреволюция всё равно оканчивается полной победой революции. Объективные законы развития общества остановить невозможно, как невозможно остановить историю. Победа контрреволюции возможна лишь в отдельных странах, но не во всём обществе, при этом на её осуществление тратится гораздо больше капиталистических ресурсов, чем получается в результате. Буржуазная контрреволюция — это отчаянная попытка буржуазии удержать капиталистические отношения. А раз их приходится удерживать с такими огромными затратами, используя для этого все силы капиталистического мира, то свидетельствует это только об одном: окончательная мировая социалистическая революция близится, и она неизбежна.

 

905
-1
0
+1

Комментарии

1
Аватар пользователя Татьяна Векторова

Александр, мировая социалистическая революция в 20 веке так и не случилась.А нынче в 21веке какие силы(партии) могут на ваш взгляд организовать и возглавить революционное движение при  условии, что во многих странах компартия запрещена и дескридитирована?