Вы здесь

Источники и особенности культуры при социализме

Среди прочего, в интернете часто можно услышать вопросы людей о том, как могла бы выглядеть обыденная жизнь и культура при социализме или коммунизме. Что это будет за общество нового типа, где, по объективным причинам, не будет места антагонистическим противостояниям двух классов. Ассоциация, где свободное развитие отдельного человека является условием свободного развития всего общества. Многие философы-утописты рисуют безмятежное будущее, где человек занимается лишь релаксацией и созиданием, а все бытовые операции выполняют машины (до того уровня разовьётся производительность труда). Имеется ли в этом зерно здравого смысла или это лишь фантастика особо позитивных исследователей? Чтобы ответить на эти вопросы, пожалуй, понадобилось бы проанализировать, не много не мало, опыт всего человечества и выявить закономерности, которые могли бы помочь нам предсказать логику развития общественных отношений. Для такого исследования понадобилась бы единая теория анализа действительности, которая на практике доказала свою обоснованность. Такой, единственной на данный момент, теорией, может выступить лишь материалистическое учение Маркса. Выбрав эту методику на вооружение, необходимо начать с анализа самой основы всего общества – с экономического базиса. Поняв закономерности, творившиеся на протяжении всей истории, можно приблизиться к пониманию того, какой могла бы быть культура (как часть надстройки) в новом социалистическом обществе.
Перед тем как приступить к предсказаниям будущего, нужно выявить, в какой зависимости находится культура по отношению к экономическому базису. В этой связи нужно, хотя бы кратко, проанализировать опыт всего человечества. Для удобства, будем пользоваться категорией общественно-экономической формации. Итак, предлагается к рассмотрению 5 типов формаций: первобытно-общинный строй, рабовладение, феодализм, капитализм, и предмет анализа – коммунизм. Начнём в исторической последовательности.
С самой зари истории человеческих обществ социум пребывал в состоянии первобытного коммунизма (такое определение дал Маркс). Это было самой долгой эпохой, в которой уже начали зарождаться первые элементы культурных проявлений, отражаемых в виде рисунков на скалах, простейших символов из дерева и камня. Средства производства, т.е. орудия труда, само собой, были развиты и развивались не в скором темпе. Люди древности не могли объяснить многие явления окружающей среды, такие как дождь, ночь, грозу и т.п. Поэтому они были вынуждены находить самое простое объяснение реальности, а именно объяснение посредством веры во всевозможных духов природы. Далее мы проследим, каким образом зарождающиеся эксплуататорские классы ставили себе на службу лёгковерие трудящихся. А пока стоит отметить, что низкий уровень развития средств производства не мог дать хоть сколько-нибудь объективных ответов, интересующих людей древности.  Но общественное развитие, выражающееся в совершенствовании орудий труда, невозможно повернуть вспять. Опыт деятельности, в конечном счёте, позволил нашим далёким предкам выйти из пещер и постепенно набираться знаний в преобразовании самих орудий производства и методиках их применений. Повышая тем самым производительность труда, люди, сами того не осознавая, открыли дорогу для становления классов и зарождения эксплуатации одного человека другим.
Сравнительно небольшого экономического излишка было достаточно для того, чтобы открыть путь для начала истории непрекращающейся эксплуатации. Знаменовало это открытие – рабовладельческое общество. Труд, являясь общественной силой, наилучшим образом эффективен в условиях кооперации. Этот простой экономической закон начал находить своё применение повсеместно. С возникновением первых государств, т.е. с возникающей потребностью класса эксплуататоров организовать непрерывное ежедневное подчинение одних другими в условиях идеалистического мировоззрения масс, «наилучшим» решением стало рабовладение. Оно приковывало человека к своим естественным повелителям, вменяя трудящемуся рабскую покорность и беспрекословное подчинение на основе «высшего предназначения». Но на деле причина всегда одна – обоснование нещадной эксплуатации, через простые и понятные символы. Мало держать раба в клетке или регулярно бить его кнутом. Нужно добиться такого уровня воздействия, чтобы раб сам осознавал и принимал такое устройство общества. В этом эксплуататорам лучше всего помогает культурное достояние. Зарождающаяся религия учит людей смирению и вере в лучшую жизнь после смерти, при условии этого самого смирения. На деле же смирение означает лишь прислуживание перед аристократией, которая, впрочем, может стоять наряду с рабами на церковной службе. Церковь и религия активно проникают в сознание, конечно, при следующей формации – феодализме. Но свои первые проявления зарождаются именно здесь. Словом, все сферы культурной жизни общества пропитываются идеей социального неравенства. В музыке, в книгах (доступных немногим), в представлениях и т.д. Вопреки такой политике государств она не разрешает главного – внутренних противоречий между разными классами общества. Итог был предрешён самой логикой развития производственных отношений, а именно – крушением рабовладения и завоеванием политической власти феодалами. 
Новое прогрессивное устройство внесло ряд значительных изменений по части организации производства, повлиявших, в конечном счёте, на форму культурной жизни общества. Феодализм, покончив с рабством, не сделал людей свободными в полном смысле слова. Он лишь изменил характер эксплуатации и привязал человека к участку земли, на котором последний в большинстве случаев, должен был работать всю жизнь. Причём работать таким образом должен был не только отдельный крестьянин, но и вся его семья. Правящему классу было необходимо закрепить свои завоевания, оформив государство и культурную надстройку нужным образом. Начинают активно появляться монотеистические религии, главой государства становится монарх, как единоличный правитель. Эти факторы связаны, т.к. была необходимость закрепить власть монарха, а точнее класса феодалов над эксплуатируемыми. Такая организация не покончила с предрассудками, а лишь поставила их себе на службу. Она использовала под религиозными, политическими и любыми другими надстроечными заявлениями волю трудящихся, когда вставала необходимость вести завоевательные походы в целях сугубо материальной выгоды. Прикрепление человека к земле не могло не нести экономических издержек. Всё средневековье главным орудием труда был плуг, и это обстоятельство не менялось долгое время. Даже при условии научных достижений эпохи Возрождения и Классицизма последние не могли получить широкое распространение в обществе, т.к. естественные повелители (феодалы) были заинтересованы в консервации существующего устоя. Необходимость и возможность капитала к самовозрастанию пробили себе дорогу к новому – капиталистическому обществу.
Сквозь многочисленные революции, сквозь перевороты в самом общественном устройстве удалось буржуазии захватить политическую власть. С 10-ой, с 20-ой попытки, но ей всё же удалось сбросить оковы, связывающие общество идиотизмом средневекового быта. Буржуазия стала теперь диктовать свою волю и начала, закономерно, с новых методов производства и увеличением самой производительности труда. Путь от простой кооперации к машинному производству сопровождался постоянной революционизацией на местах. Всюду буржуазия распространила своё влияние и повысила совокупный культурный и экономический фонд настолько, насколько не могли его повысить все предшествующие эпохи. 
Под какой же формой диктует буржуазия свою волю? Она покончила с предрассудками о таинстве семейной жизни, сняла этот трогательный покров, который приходился на семью при феодализме и свела его к чисто материальной выгоде. Она избавлялась от всех ранее существовавших предрассудков, которые мешали ей увеличивать капитал. Конечно, не со всеми, но с большинством. Например, религию она поставила к себе в служение, как и почти всю творческую деятельность. Буржуазия сделала сам характер производства общественным. Отсюда берёт своё начало не прекращающаяся по сей день классовая борьба между пролетариями и капиталистами. 
Капитал не умеет себя ограничивать. Его развитие можно лишь приостановить на известном этапе общественного строительства. Но экономические законы берут верх и находят себе дополнение в классовой борьбе, которая, как никогда раньше, проявила себя в 20-ом веке.
Образование Советского Союза, как первого в мире социалистического государства, доказала верность концепции марксизма о классовой борьбе. Пролетариат впервые в истории завоевал политическую власть в отдельно взятом государстве. Отстроил и укрепил свою экономику. Отбился от союза капиталистических государств в Великую Отечественную войну и раз и на всегда показал миру, что с рабочими нужно считаться и какова бывает плата за неразрешённые противоречия. 
Судьба Советского Союза была предрешена тем, что этот опыт был первым в истории. Многое было не сделано. Марксистской теории, после смерти Сталина, уделялось мало внимания, и как итог экономических и культурных изменений, в 1991 году произошёл развал Советского Союза.
Говорить, что «социалистический эксперимент» доказал свою несостоятельность – глупо. Стоит посмотреть, с какой попытки буржуазные государства завоевали себе право на жизнь. В исторической парадигме существование Советского Союза лишь миг. Пока не будут разрешены общественные противоречия, попытки нового устройства общества не будут заканчиваться, как бы то не хотели правящие классы. Как говорил Ленин: «Лед сломан, путь открыт, дорога показана».
Проанализировав, вкратце, историю развития человеческого общества, перейдём к конкретике, а именно к тому, на какой основе и как возникает культура при социализме. Поможет нам в этом уже упомянутый Владимир Ильич Ленин.
Статья Ленина «Критические заметки о национальном вопросе» даёт исчерпывающие ответы на вопросы о том, как могла бы выглядеть культура при социализме. На основе этого можно будет сделать вывод и о коммунистической бытности разных аспектов культурной жизни.
Начнём, пожалуй, с языка. Ленин пишет: «О судьбе русского языка беспокоиться нечего. Он сам завоюет себе признание во всей России», – пишет газета. И это справедливо, ибо потребности экономического оборота всегда заставят живущие в одном государстве национальности (пока они захотят жить вместе) изучать язык большинства». Действительно, сама экономическая основа будущего общества будет предполагать необходимость иметь и изучать один общий язык, как язык делопроизводства. Будет ли это язык русский, английский, китайский не имеет особого значения, ведь исчезновение языковых границ, существовавших между людьми, позволит им с лёгкость понимать друг друга, что, в свою очередь, сделает невозможным недопонимание и двусмысленность некоторых выражений. Пример этого мы могли наблюдать в Советском Союзе. В те времена существовал единый государственный язык – русский. Тем не менее, это совершенно не отменяло возможности малым народам говорить на своих родных языках, о чём будет ниже.
«В каждой национальной культуре есть, хотя бы не развитые, элементы демократической и социалистической культуры, ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают идеологию демократическую и социалистическую. Но в каждой нации есть также культура буржуазная (а в большинстве еще черносотенная я клерикальная) — притом не в виде только «элементов», а в виде господствующей культуры. Поэтому «национальная культура» вообще есть культура помещиков, попов, буржуазии». И правда, в любом обществе, где существует коллективный труд (на данный момент это все страны) незамедлительно будут проявляться элементы демократической культуры, культуры трудовой солидарности и взаимопомощи. Буржуазия создала, сама того не ведая, себе могильщика в виде пролетариата, который сплачивается в рабочие коллективы и ведёт непрерывную классовую борьбу, какие бы элементы буржуазии не подстерегали трудящегося во всех сферах жизни общества. Капиталисты, конечно, не могут игнорировать такое положение дел. Поэтому они прибегают к своему верному инструменту – буржуазному национализму. Посредством СМИ и открытой пропаганде шовинизма всех сортов она пытается сгладить классовые противоречия и увести народный протест в русло ненависти трудящихся друг к другу. Она берёт культуру и историю своей страны (если буржуазия национальная), попутно отсекая все элементы товарищества, коллективизма - одним словом, рабочий демократизм - и на место него ставит постулаты о индивидуальном успехе, конкуренции, необходимости любой ценой достигать своей цели, даже если преградой к этому является другой человек. 
Культура, т.е. совокупность результатов человеческой деятельности, закреплённых в материальных объектах, в каждой стране, народе, этносе изобилует такими примерами. Начиная от детских сказок, заканчивая фильмами о борьбе добра со злом и всеми элементами народного творчества. Как раз эти и многие другие элементы пролетарской культуры должны найти своё воплощение в новой культуре социалистического общества. Культура, которая не унижает другие, а наоборот, служит маяком для любого творческого развития. Ленин подтверждает это положение: «Ставя лозунг «интернациональной культуры демократизма и всемирного рабочего движения», мы из каждой национальной культуры берем только ее демократические и ее социалистические элементы, берем их только и безусловно в противовес буржуазной культуре, буржуазному национализму каждой нации».
Теория народного социализма, как теория социализма в отдельно взятой стране, выдвигает следующее предположение касаемо того, каким образом может происходить подобного рода преобразование, начиная от становления социалистического государства. Подобно опыту большевиков, будущий социализм, сначала, сметёт все устаревшие буржуазные предрассудки в истории, социологии и многих других науках, в творчестве, и оставит чистый объективизм в вопросе о исследовании окружающей действительности. Оставляя людей один на один с объективными, не приукрашенными или обесцененными, факторами, мы тем самым дадим вектор развития социалистической культуры.
Изменившийся экономический уклад, т.е. стремительно изменяющаяся производительность труда и следующая за ней организация распределения материальных благ, сама проложит путь к формированию того общественного уклада, который будет доминировать в культурном поле. В социалистическом обществе, вслед за сменой производственных отношений, будет осуществляться уничтожение пережитков буржуазной культуры.
 Будет существовать и изменяться, в зависимости от требования базиса, язык. Повсеместной будет культурная образованность. Массовое кино, живопись, музыка будут воспевать и превозносить приоритет коллективной деятельность перед индивидуальной. Будут восхваляться трудовые подвиги человека, достижения общества в выполнении сверхзадач и в борьбе с силами неразумной природы.
Если мы будем вместе бороться за интересы трудящихся, то в один прекрасный день, переключая каналы телевизора или бороздя просторы интернета, мы не станем бояться, что наткнёмся на очередной буржуазный фейк или информационную бомбу.
Закончить хотелось бы словами Ленина о будущем социалистическом государстве: «Централизованное крупное государство есть громадный исторический шаг вперед от средневековой раздробленности к будущему социалистическому единству всего мира, и иначе как через такое государство (неразрывно связанное с капитализмом) нет и быть не может пути к социализму».

Данная статья создана в кооперации с товарищами из НСДР.

188
-1
0
+1