Вы здесь

Экономические причины кризиса рабочего движения (часть 4)

6. Производительность и распределение. Классовые прослойки.

Производительность труда растёт непрерывно, и буржуазия в погоне за прибылью сама способствует росту этой производительности. Давно прошли те времена, когда рабочий производил продуктов и предметов потребления не более, чем мог употребить сам и его семья. Сегодня рабочие производят в сотни раз больше продукции, чем могут употребить сами. Например, согласно нормам РФ, хлебозавод с численностью рабочих в 200 человек может производить около 100 тонн хлеба в сутки [6]. По мясоперерабатывающей промышленности цифры приблизительно те же — 200-300 рабочих на 100 тонн готовой мясной продукции в сутки [7]. Критики могут оспорить цифры, ведь для производства конечного продукта требуются промежуточные этапы производства, например, для выпечки хлеба требуется производство муки, а для муки — сбор и обработка зерна. Но в этих промежуточных производствах цифры ещё больше! В зерноперерабатывающей промышленности приходится не более 50 рабочих на каждые 10 тонн зерна за сезон [8]!Производительность современного комбайна (на 2013 год) — 30 тонн зерна в час (при урожайности 5 тонн с гектара) [9]. В предприятиях крупного рогатого скота по производству молока и говядины на одну голову в год удой — около 5000 кг молока, и около 150 кг мяса при забое. Одно предприятие по производству молока может содержать 1000 голов, по производству мяса — до 12000 голов скота в зависимости от возраста телят, при персонале в 300 рабочих [10]. То же самое касается всей пищевой промышленности: производства мяса птицы и яиц, различных круп, кондитерских изделий, сахара, овощей, фруктов, не считая ликеро-водочной промышленности, в которой производительность ещё выше [11]. По общим подсчётам, каждая отрасль пищевой промышленности производит в 200-300 раз (как минимум) больше готовой продукции, чем могут потребить все рабочие, занятые в этих отраслях. Конечно же, не все предприятия соответствуют этим нормам и не во всех странах можно достичь такой производительности. Но в целом цифры более чем показательны. Похожая ситуация происходит и в других отраслях промышленности — рабочие производят в сотни раз больше продукции, чем могут потребить сами. Например, компания АвтоВАЗ производит около миллиона автомобилей в год при общем числе сотрудников чуть более 50 тыс человек [12]. И это при том, что количество рабочих непрерывно сокращается, а количество выпускаемых автомобилей остаётся прежним [13]. Бывший производитель телефонов, компания Nokia, при числе сотрудников в 100 тыс человек произвела 400 млн телефонов в 2011 году. Через два года количество работников сократилось почти вдвое, а выпуск продукции остался приблизительно тем же. Затем компания была поглощена Microsoft, вот такой кризис [14].

Сегодня производительность труда настолько высока, что достаточно задействовать не более 2-3 % населения Земли во всей пищевой промышленности, чтобы полностью покончить с голодом на планете [15]. Тем не менее, количество голодающих в мире растёт, а производство продолжает сокращаться. Почему? В угоду прибыли небольшой кучки капиталистов. По мере сокращения производства растёт количество безработных, которым порой приходится устраиваться в совершенно ненужные обществу в целом сферы деятельности. По мере увеличения производительных сил общества природные ресурсы становятся всё богаче благодаря их более экономной добыче, переработке и использованию. Производство становится всё проще и производительней. Созданные всем человечеством средства производства становятся всё удобнее и легче в освоении, облегчая труд рабочих, если бы он был направлен на обеспечение довольствия всего общества. Тысячи и даже миллионы рабочих рук стремятся применить свой труд к этим средствам, и огромный потенциал, созданный человечеством и природой, ждёт, когда этот труд будет к нему применён. Однако весь капиталистический способ хозяйствования стоит на этом пути. Мы готовы жертвовать трудом и довольствием подавляющего числа жителей ради обогащения небольшой кучки наиболее влиятельных капиталистов мира. В то время как в Европе тоннами уничтожаются произведённые продукты питания, в отсталых странах Африки люди сотнями умирают от голода. В то время как в Китае рабочие эксплуатируются тысячами по 70 рабочих часов в неделю, в Украине те же тысячи рабочих не могут найти применения своей рабочей силе. Это противоречие становится настолько вопиющим, настолько явным, что нередко прорывается в самых кровопролитных империалистических войнах.

Подводя итоги вышесказанному, мы можем сказать, что рабочие, производящие материальные товары, производят гораздо (в сотни раз) больше, чем могут сами употребить. И если заработная плата исчисляется в совокупной стоимости тех товаров, которые необходимы рабочему для того, чтобы оставаться рабочим, то напрашивается очевидный вывод: рабочий производит гораздо больше, чем получает в виде зарплаты. И совершенно не важно, получит рабочий свою зарплату в денежной или натуральной форме, суть остаётся той же: рабочий получает в виде зарплаты в сотни раз меньше, чем производит. Излишек, стоимость которого не входит в стоимость заработной платы, является прибавочным продуктом, который принимает форму прибавочной стоимости, за счёт присоединения которой к первоначальной сумме денег, вложенных в производство, образуется капитал. Кто же потребляет этот излишек? Неужели сам капиталист? Нет, поскольку капиталист не заинтересован в самих продуктах, он заинтересован в капитале, а сам продукт, к примеру, хлеб, продаётся. Продаётся кому? Другим рабочим, которые заняты в других отраслях промышленности? Но ведь рабочие, занятые в других отраслях промышленности, тоже создают такой же самый излишек, который не могут потребить. Весь рабочий класс, который занят в производстве товаров, может скупить количество товаров не больше, чем на ту сумму денег, которая является эквивалентом всей основной стоимости в целом (то есть, за совокупную зарплату). Кто же скупает весь остальной товар, стоимость которого принимает форму совокупной прибавочной стоимости? Если этот излишек товара не будет реализован, то сам процесс капиталистического воспроизводства и образования капитала не будет замкнут. Капиталисту необходимо реализовать весь произведённый товар.

Это не могут быть сами рабочие, поскольку, как мы уже выяснили, их зарплата просто не позволяет это сделать. Это не могут быть капиталисты, поскольку им не нужен товар в таком количестве (тем более, ширпотреб), а нужен капитал, дополнительная сумма денег в результате продажи этого товара. Это должна быть какая-то третья сторона, которая не участвует в производстве материальных богатств, но живёт за счёт прибавочной стоимости, потому что этот кто-то должен обладать достаточной суммой денег, эквивалентной всей совокупной прибавочной стоимости. Получается, что капиталисты должны выделять достаточную сумму денег этой стороне, чтобы она смогла скупить бóльшую часть товаров, кроме тех, которые покупают сами капиталисты. Это кажется абсурдным, но если не делать такой вывод, то получится, что деньги должны взяться откуда-то извне капиталистического способа производства. Некоторые оппортунисты, задавшиеся этим вопросом, пришли именно к такому выводу. Давайте же разберём подробно этот конфуз.

Во-первых, следует учесть, что основная масса материальных товаров, производимых рабочими, есть товары внутреннего промышленного использования — узлы, детали, комплектующие, полуфабрикаты и готовые средства производства. Продукты потребления при этом составляют меньшую часть всех товаров. Но при этом не стоит забывать, что стоимость конечного товара, поступающего потребителю, складывается из совокупной стоимости всех затрат на производство этого товара, в том числе из стоимости узлов, деталей, комплектующих, из которых произведён этот товар, износа оборудования, затрат труда… Проще говоря, капиталисты перекладывают на покупателя конечного продукта потребления все свои издержки, в том числе на покупку этих промежуточных товаров.

Во-вторых, следует понять, что капиталом являются вовсе не личные богатства капиталиста, а деньги, вложенные в производство и способные тем самым приносить прибыль. Деньги, которые капиталист тратит на личные нужды, выводятся из капиталооборота, а потому перестают составлять капитал. Это означает, что если капиталисты сами скупят друг у друга весь прибавочный продукт, то капиталистическое производство будет полностью остановлено (об этом можно говорить лишь условно), пока деньги, вырученные с продажи, не будут снова вложены в производство. Таким образом, сама продажа прибавочного продукта нужна лишь для оборота торгового капитала, превращения его из товарной в денежную форму.

Как же осуществляется этот процесс?

Ещё до того, как рабочие приступят к производству, банк выпускает необходимую денежную массу, на сумму стоимости которой затем рабочими будет произведён товар. Эта сумма поступает прежде всего капиталисту, и с помощью неё он оплачивает издержки и налоги, которые распределяются затем между множеством государственных служащих, а также выделяет достаточные суммы на рекламу своей продукции и т.д. После чего работники всех этих учреждений скупают на эти деньги произведённые рабочими товары. Вырученные деньги поступают в банк и процесс повторяется.

Отсюда становится видно, что капиталисты содержат весь госаппарат, с его огромным штатом, в состав которого, помимо прочего, входит полиция, прокуратура, суды, министерства, армия, спецслужбы, работники тюрем, огромное число работников, обслуживающих эти учреждения, кроме того, мед.учреждения, школы, государственные ВУЗы, средства массовой информации (если они не частные), коммунальные предприятия (если они не частные), пенсионные фонды, детдома и т.д., и т.п. Особое место занимает сфера рекламных услуг, которая в условиях капитализма расширяется до невообразимых размеров и проникает во все уголки человеческой деятельности. Появилось даже самостоятельное направление бизнеса — рекламный бизнес, который зачастую более прибыльный, чем само производство.

Деятельность всех работников данных учреждений, с одной стороны, направлена на сохранение и укрепление капиталистической системы хозяйствования, с другой — осуществляет капиталооборот, как мы рассмотрели выше. Эта деятельность почти не связана с развитием производительных сил, а зачастую прямо этому развитию противоречит. Служащие этих учреждений, хоть и являются наёмными работниками, не являются пролетариатом, хоть если и занимают низкооплачиваемые должности, поскольку не производят материального продукта, а обеспечиваются за счёт дотаций от капиталистов, живут за счёт прибавочной стоимости, за счёт капитала. В силу указанных причин эти работники не могут обладать собственным классовым сознанием, они являются представителями внеклассовой прослойки, которая крайне разобщена, социально пестра, и не имеет самостоятельной идеологической позиции.

По мере роста производительности труда количество рабочих, занятых в производстве материальных благ, непрерывно сокращается. Уволенные рабочие пополняют незанятую резервную рабочую армию, а не сумев в течении некоторого времени снова наняться на работу на производстве, становятся вынужденными устраиваться служащими, переходить в состав межклассовой прослойки общества. Таким образом, с ростом уровня производительных сил происходит депролетаризация (другими словами — деклассирование) рабочего класса в пользу огромного и разобщённого деклассированного социального резерва пролетариата. В этот социальный резерв рискуют попасть все — как технические интеллектуалы, так и работники физического труда. Капитализм не щадит никого. С каждым шагом роста производительных сил падают масштабы производства — только это позволяет капитализму существовать по сей день.

Александр Пятигор

Источник

354
-1
0
+1